Красная слобода, Азербайджан (14 фото, описание, информация)

Крым-Блог Никиты Мелькина. Отдых, достопримечательности и жилье в Крыму. Онлайн бронирование и цены 2020.

Отдых в Алуште.

Жилье в Крыму

Отдых в Ялте

Закавказье.

Публикации

Восточный Крым

Западный Крым

Недвижимость в Алуште

Мои путешествия

Достопримечательности

Анапа-Сочи

Закавказье. Часть 13. Еврейская деревня Красная Слобода.

Еврейский анекдот.
Умер богатый старый еврей. Вся семья собралась у нотариуса,
чтобы узнать содержание завещания. Нотариус читает:
– Я, Лахман Исаак Давидович, находясь в здравом уме и
твёрдой памяти, все деньги потратил перед смертью.

Итак, все главные достопримечательности, ради которых мы ехали в Азербайджан уже осмотрены – горящая земля, грязевые вулканы, наскальная живопись. Сидеть в Баку вроде бы как скучно, уже посмотрели все, что хотелось. И вот нам предложили съездить Красную Слободу – очень необычный поселок на севере Азербайджана.

Красная Слобода – это еврейская деревня, евреи живут здесь – в мусульманской стране – уже более 2000 лет. Живут без каких-либо конфликтов с местным населением, хотя за прошедшие годы и политическая и религиозная и экономическая обстановка менялась здесь бессчетное число раз.

Поселок небольшой. Но количество известных выходцев из него в пересчете на душу населения – очень велико. Фазиль и Тельман Исмаиловы – бывшие владельцы Черкизовского рынка Москвы, родители величайшего врача-ортопеда Илизарова (помните аппарат Илизарова, для лечения травм), масса депутатов, писателей и т.д. учитывая, что население Красной Слободы менее 5000 человек – это впечатляет.

Возможно, вы слышали выражение “горские евреи” – так вот, это именно они и есть. Красная слобода – это государство в государстве. Другая архитектура, другие люди, другой уклад жизни.

По дороге проезжаем Сумгаит. Это промышленный пригород Баку. Именно здесь произошел первый армяно-азербайджанский конфликт, с которого все и началось.

Сумгаит. Запах, стоящий в воздухе, вышибает слезу даже сквозь закрытые стекла. Уж точно не ошибешься, что въехал в промзону.

По дороге проезжаем гору необычной формы – Пять пальцев.

Впереди заснеженные Кавказские горы. За ними – Россия, Чечня и Дагестан (если это, конечно, можно считать Россией).

Еврейское кладбище в Красной слободе


Сам поселок. Архитектура, нужно сказать, своеобразная – дворец соседствует с дворцом. В большей части из них никто не живет – владельцы постоянно находятся в Москве, Тель-Авиве, Нью-Йорке. но дворец в Красной Слободе обязан быть.

Школа

Какой-то старый дом. Ничем вроде бы не примечательный, но посмотрите какие интересные решетки на окнах – в форме звезды Давида

Синагога

О еврейской кухне. Это прозвучит смешно, но именно в мусульманском Азербайджане мы попробовали настоящую еврейскую кухню. В Красной Слободе есть небольшая кафешка, она рассчитана не на туристов, а на местных – так что еда там именно такая, какая и должно быть.

Должен правда сказать, что еврейская еда мне совсем не пошла. Ну т.е. она вначале немного пошла, пока сильно голодный был, а потом пришлось больше налегать на интернациональное пиво 🙂

Самое главное, чувствуется, что блюда только что приготовлены, из свежих и качественных продуктов, но. вкус уж больно необычный. Суп из говядины обильно сдобрен мелкорубленым говяжьим жиром. Телячьи котлеты – политы каким-то сладким на вкус жиром. в общем интересно, но не более одного раза.

Вас не затруднит поставить “спасибку” в своей соц. сети? Заранее благодарю, я был в вас уверен 🙂

Красная слобода, Азербайджан (14 фото, описание, информация)

Появление горских евреев на Кавказе относят к I веку нашей эры [6] . Согласно другой информации, горские евреи были переселены на территорию Азербайджана персидскими правителями с территории Персии в середине V века [7] .

Население Красной Слободы состоит из горских евреев, которые переехали в этот поселок из близлежащих горных и равнинных сел. По вероисповеданию, они являются иудеями, как и большинство евреев мира. По своим верованиям, будучи раввинами, горские евреи считают основными источниками религии не только Ветхий Завет, но и Талмуд, а также раввинские поверья.

Родным языком горских евреев считается язык джухуро, входящий в группу иранских языков [8] . Уже начиная с XIX века, азербайджанский язык стал вторым родным языком горских евреев. Двуязычие (азербайджанский и еврейский языки) и даже триязычие (азербайджанский, еврейский и русский языки) широко распространены среди горских евреев.

Структура слободы

Основу социальной организации жизни горских евреев составляет их община, называемая кагалом [9] . Это решает многие проблемы общины в рамках формы самоуправления. На данный момент, несмотря на то, что кагал потерял часть своих функций, некоторые элементы этой социальной организации продолжают существовать как в Красной Слободе, так и в других местах проживания горских евреев. Сохранение кагала помогает передавать этнокультурные, религиозные и социальные традиции от одного поколению к другому.

До сегодняшнего дня, в Красной Слободе были созданы девять кварталов [10] . Архитектурную основу поселка составляют здания синагог. Красная Слобода представляет собой современный населенный пункт, состоящий в основном из стильных двух и трехэтажных коттеджей, магазинов и бытовых объектов с чистыми и аккуратными улицами.

«Иерусалим Кавказа»

Красная Слобода признана центром развития и сохранения материальной и духовной культуры горских евреев в Азербайджане и за его пределами. Не случайно данный поселок называют «Иерусалимом Кавказа».

Сохранение и развитие традиций ортодоксального иудаизма неразрывно связаны с жизнедеятельностью общины горских евреев. В поселке сохраняются 7 синагог. В шестикупольной синагоге, функционирующей на данный момент, собрана большая коллекция (около 70) наставлений для чтения страниц Торы.

Наследие

Около 300 лет община горских евреев здесь традиционно занималась земледелием, садоводством и ковроткачеством. Лучшие образцы ковроткачества, которые являются одним из основных показателей хозяйственной деятельности горских евреев, были сотканы на шерстяной основе в индивидуальном порядке и относятся к Кубинской школе ковроткачества [11] [12] .

В течение многовекового проживания на территории Азербайджана, горские евреи сохранили свои обычаи и традиции, обряды, верования и хозяйственные навыки. Наряду с этим, многовековое соседство с азербайджанцами послужило причиной формирования общих элементов в их хозяйственной и традиционно-бытовой культуре. Названия некоторых видов одежды, блюд, а также других элементов интерпретируются в основном нормами азербайджанского языка. Наряду с иудаизмом, община сумела сохранить также народные обычаи, церемонии, верования и праздники, связанные с обрядами, отличающиеся разным местным специфичным характером. Одним из элементов нематериального культурного наследия горских евреев является традиционная свадебная церемония. Данная церемония подразумевает обязательное участие раввина, начало свадебного пира до субботнего дня, церемонию бракосочетания под специально украшенным навесом во дворе синагоги и т.д. Одним из основных традиций населения Красной Слободы является гостеприимство. Издревле, горские евреи с радостью встречали как людей своей религии, так и представителей других религий.

Интенсификация хозяйственных отношений и развитие отдельных аспектов межэтнических взаимных связей значительно усилили общение жителей Красной Слободы с населением города Кубы и в результате этого, в 1851-ом году был построен первый деревянный мост, связывающий Кубу и Красную Слободу [2] .

Государственная поддержка

В Азербайджанской Республике ведется большая работа, как со стороны государства, так и общиной Красной Слободы для сохранения и развития культуры, языка, а также внутриобщинных и межобщинных взаимнотношений горских евреев. Обязательства Азербайджанской Республики по охране и развитию общины горских евреев Красной Слободы нашли свое отражение в Конституции и законах, принятых Милли Меджлисом. В качестве члена ООН и Совета Европы, Азербайджан путем присоединения к различным хартиям и конвенциям принял обязательства по охране и развитию этнических и религиозных меньшинств, в том числе горских евреев.

После восстановления государственной независимости Азербайджанской Республики, здания двух местных синагог были возвращены общине Красной Слободы [13] . В Баку было построено здание новой синагоги, на месте разрушенной в 2002 по приказу Президента Азербайджанской Республики Ильхама Алиева Армянской церкви сурб Ншан. В 1991-ом году правительством Азербайджана была возобновлена работа по изучению еврейских традиций в Красной Слободе. В течение последних лет, в дополнение к общеобразовательной программе, в Красной Слободе были основаны несколько образовательских учреждений, где изучаются основы иудаизма [14] . Закон Азербайджанской Республики «Об Образовании», принятый в 2009-ом году, предусматривает право этнических меньшинств Азербайджана учреждать образовательские учреждения на своем родном языке.

Путь от портного из Красной слободы в Азербайджане до олигарха

У приземистого беленого здания на пересечении центральных улиц поселка группками собираются мужчины в черных кожаных куртках. Кто-то подходит, кто-то уходит, обменявшись с присутствующими парой фраз. Со стороны кажется, что мужчины праздно проводят время. На самом деле- “решают вопросы”. Причем не местного значения – торговые предприятия этих людей расположены у кого в Баку, а у кого и в Москве.

Мы находимся в селении Красная слобода в 150 км к северо-западу от Баку, у границы с российским Дагестаном. Это крупнейшее на территории СНГ компактное поселение татов, горских евреев. Предки основателей общины в 1492 году были изгнаны из Испании, нашли временное пристанище в Персии, а в середине XVIII века по приглашению Хусейн-Али-хана переселились сюда, в Кубинское ханство.

Основным занятием местных жителей всегда были торговля и ремесла. Жили хорошо. Вон там, на другой стороне реки, – азербайджанский городок Куба, там даже в центре разруха, куры щиплют траву у обвалившихся заборов. А в Красной слободе – широкие асфальтированные дороги, за коваными чугунными оградами стоят двухэтажные особняки с колоннами. Правда, многие “резиденции” пустуют. Из 11 синагог, которые к концу XIX века построили местные купцы, работает только одна. Семьи татов разъехались кто куда-кто в Израиль, кто в Америку. В последнее время все чаще едут в Москву. Постоянно в поселке живут 3000-3500 человек, община в Москве в пять раз больше.

Именно в Красной слободе родился 40 лет назад Зарах Илиев. Его отец Бинсион в то время работал сапожником. Все пять его сыновей-Лазар, Давид, Ярухом, Зарах и Савелий-с детства умели обращаться с кожей. Но первым талант предпринимателя проявил именно Зарах. Еще в школе он шил с приятелем кепки-“аэродромы”, которые шли нарасхват на колхозном рынке в населенной азербайджанцами Кубе. “Зараха в Красной слободе все любили с детства, он очень энергичный, талантливый. У него не голова-компьютер,-рассказывает в чайхане Красной слободы местный житель Сави Абрамович (к этому седому солидному мужчине все обращаются по имени-отчеству, но свою фамилию он не называет).

Зарах Илиев прошел путь от портного из Красной слободы в Азербайджане до владельца московской гостиницы “Украина” и обладателя патента на подвесной демонстрационный стенд на семь автомобилей.

В 17 лет Зарах уехал в Москву, где уже вели дела два его дяди и двоюродный брат. В российской столице уроженец Красной слободы со временем стал владельцем недвижимости, генерирующей около полумиллиарда долларов арендных платежей в год. Секретами своего успеха Илиев не делится – дать интервью журналу Forbes он отказался. [Зарах Илиев – №68 в “Золотой сотне” Русского Forbes – врезка К.Ру]

Рассказывают, что поначалу юноша поставлял коньяк в магазин на Лубянке, которым руководил его родственник. В начале 1990-х Илиев выкупил несколько торговых точек-контейнеров на Измайловском рынке в Москве. Такая схема действует на столичных рынках и поныне. “Выкупить контейнер” (за сумму от $5000 до $45 000) значит приобрести у человека, который контролирует рынок, право арендовать конкретную торговую точку. Дальше ты платишь этому человеку официальные арендные платежи-$1400-3300 за метр в год. И уже сам вправе решать, торговать самостоятельно или сдавать контейнеры в субаренду. Предприниматели, приехавшие в столицу на пару дней с партией товара, готовы дорого платить за место.

Илиев быстро завоевал доверие земляков. Ему поручили решить проблему с хранением поступающего из Азербайджана товара. Склад был сделан, Илиев доказал, что может грамотно расходовать средства. Представители диаспоры в дальнейшем не раз предоставляли Илиеву крупные займы и прямо участвовали в его проектах. “Именно его имя ассоциируется с успехом,-разъясняет Сави Абрамович,-но, конечно, у него есть партнеры”.

Зарегистрированная в 1993 году “Фирма Илиев” управляет частью (15 га) барахолки, известной как Черкизовский рынок. Рядом с илиевской территорией – зоны “Старый ACT” и “Новый ACT” другого горского еврея, Тельмана Исмаилова. Гендиректор “Фирмы Илиев” и руководитель торгового царства – известный спортсмен, тренер сборной России по вольной борьбе Омар Муртузалиев. На Черкизовском рынке говорят на восьми языках, объявления администрации транслируются на четырех.
“Ни на одном другом рынке к нам так хорошо не относятся,- говорит бакинец Искандер, владелец двух контейнеров.-На еврейском рынке условия гибкие – если у меня нет денег, могу отсрочку попросить по аренде. Воров сразу выкидывают. И всякие проверяющие к нам не подходят – администрации платишь, и она сама все вопросы решает”.

Какие вопросы? Вообще-то правительство Москвы усиленно борется с барахолками под открытым небом. Черкизовский рынок, арендующий земли у Российского университета физкультуры, спорта и туризма, подлежал сносу еще в 2003 году. Здесь собирались строить жилье, офисы и торговые комплексы. Но проект отложен на неопределенное время. Почему? “Это очень серьезный объект. Там много арендаторов”,-объясняет Владимир Малышков, глава Департамента потребительского рынка правительства Москвы. Впрочем, в московской программе перевода торговли под крышу Зарах Илиев поучаствовал. Летом 2000 года компания “Илион-трейд” приобрела 57,7% акций в АО ОРТЦ “Москва”, проекте строительства торгового комплекса на базе филиала Московского подшипникового завода в Люблино. Второй собственник проекта-правительство Москвы. “Это была моя идея,-говорит Владимир Малышков.-Там был цех площадью 100 000 кв. метров, они достроили второй этаж, получилось 200 000 метров. Такого и в Европе нет!”

Говорят, в коридорах “Москвы” до сих пор часто видят невысокого, подтянутого мужчину в окружении телохранителей. Это Зарах Илиев обходит владения-комплекс на 5000 павильонов, принимающий до 70 000 покупателей в день, требует неусыпного внимания. В целом же управлением “Москвой” занимается компания “Сафра Инструменте”, созданная в декабре 2000 года.

Сейчас компания принадлежит зарегистрированной в Белизе фирме Binston Investments Limited. По крайней мере до конца 2003 года именно через “Сафру” приходили инвестиции для новых проектов Илиева: в документах компании зафиксированы факты дополнительных эмиссий акций, которые распределялись по закрытой подписке между физическими лицами (Алеша Якубов, Эдин Хананиев, Дон Миров, Бенягу Шальмиев, Истахар Илхананов и др.). “Сафра”, к примеру, владеет расположенными возле станций метро крупными торговыми центрами “Электронный рай” на “Пражской” и “Панорама”.

В октябре 2002 года “Сафра” выкупила административно-техническое здание ФГУП “Элерон” на Каширском шоссе. Его превратили в самый большой в Европе гипермаркет автомобилей “Москва”. Для того чтобы привлечь новую для себя категорию покупателей, Илиев не поскупился ни на системы вентиляции, ни на дизайн. Сразу за стойкой информации – вращающаяся конструкция: на цепях подвешены семь сверкающих бликами автомобилей (сооружение запатентовано, владелец патента – Зарах Илиев).

Чуть позже Илиев и партнеры приобрели мебельный центр “Гранд”. Новый собственник поменял концепцию “Гранда” в соответствии со своим принципом: больше товаров хороших и разных. Раньше “Гранд” торговал только мебелью, теперь здесь разместились также гипермаркет “Электроплаза” компании “Эльдорадо” и огромный магазин ковров Art de Vivre. “Илиев очень деловой человек. В отличие от других ТЦ, где есть наши магазины, в “Гранде” нам прогарантировали, что других арендаторов с коврами не будет, это позволило открыть гипермаркет на 2000 кв. метров”,- говорит Михаил Володин, руководитель отдела маркетинга ковровой компании Art de Vivre.

Оперативное управление “Грандом” осуществляет еще один представитель диаспоры Год Нисанов (“Это мой племянник”,-улыбается упоминавшийся уже Сави Абрамович, услышав фамилию предпринимателя.) Именно Нисанов от имени ООО “Бисквит” в ноябре прошлого года приобрел у московского правительства за $275 млн гостиницу-памятник “Украина”. Уже объявлены грандиозные планы по реконструкции отеля, включая строительство моста через Москву-реку к району Москва-Сити и создание пешеходной зоны до ТЦ “Европейский” на площади Киевского вокзала. Строительство этого торгового комплекса ведет компания “Киевская площадь”, 88% акций которой контролирует уже упоминавшаяся выше Binston Investments. Здание общей площадью 180 000 кв. метров (семь этажей, рестораны, фитнес-клуб, кинотеатры и сотни небольших торговых точек) планируют сдать в эксплуатацию в конце 2006 года.

Наконец, Год Нисанов руководит компанией “Город чудес”, созданной Зарахом Илиевым и Зурабом Церетели в феврале 2005 года. Не исключено, что именно “Город чудес” займется проектом освоения Нижних Мневников-в этом районе на западе столицы еще десять лет назад Церетели получил 316 га под строительство “русского Диснейленда”.

Как видим, Илиеву и его партнерам будет чем заняться в ближайшие годы. Стоит также упомянуть, что влияние Илиева распространилось за пределы московского рынка недвижимости. Два месяца назад зарегистрированная Илиевым еще в 1992 году компания “Комбинат питания Арбат” приобрела 28,9% акций Интерпромбанка. Клиентами этого банка являются ФГУП “Рособоронэкспорт”, корпорация “Тактическое ракетное вооружение”, холдинг “Сухой”, водочный завод “Кристалл”. Совладелец Интерпромбанка Рахамим Эмануилов – один из самых уважаемых представителей диаспоры горских евреев в Москве.

А еще в мае 2005 года на территории Бакинского завода кожевенных изделий в Наримановском районе (здесь шили знаменитые на весь Союз ботиночки “нариман”) открылась фабрика “Ген-Дери”. Предприятие обрабатывает кожу, шьет обувь, куртки и сумки. Говорят, что в этом проекте Зарах помогает своему брату Ярухому (который и является совладельцем предприятия). “Это недостаток Илиева как бизнесмена,-говорит один из московских партнеров предпринимателя.- Он тянет за собой кучу родственников”.

Путешествия наедине с мечтой

Самостоятельные путешествия по всему миру

Азербайджан: Куба с Жераром Депардье, еврейская Красная слобода и горная деревня Хыналыг

День четвертый. Некарибская Куба и неожиданная встреча с Жераром Депардье.

На следующее утро нас ждал переезд на север в сторону российской границы. С помощью местных жителей мы сориентировались в маршрутах автобусов, идущих на автовокзал, добрались до автовокзала и купили в кассе билет за официальные 2.80 вместо неофициальных 4 манат, которые берут со всех в маршрутке.

Моим соседом по маршрутке оказался чудесный мужчина по имени Намик, проживший и проработавший 13 лет в Москве и вернувшийся домой в 2006 году, ибо нужен был здесь, чтобы воспитывать двоих сыновей-подростков.

Рассказал, что очень скучает по России, что там ему нравилось намного больше, а тут до сих пор не может ко многому привыкнуть (это, кстати, нам в Азербайджане говорили многие). Здесь хорошие овощи с фруктами и мясо. И люди душевные и всегда помогут. Но на работу можно устроиться только через связи и знакомых. А в Москве проблем никогда не было, и зарабатывал он хорошо.

Не только Намик, но и другие азербайджанцы говорили нам, что в России работают законы, больше порядка. Нда, наверное, все познается в сравнении, и тут еще хуже, чем у нас… И еще ему наших колбасных изделий не хватает (я не любитель колбасы, но через пару дней мы попробовали местную колбасу на завтрак, на вкус она была буэээ, так что мне тоже стало резко не хватать наших колбасных изделий, которые я, впрочем, никогда не ем дома ).

В России он был фиктивно женат, получил гражданство и московскую прописку. Были там и подруги — «все как надо». Русские женщины у него до сих пор вызывают восхищение своей самостоятельностью – мы ведь и гвозди забивать умеем.

Про армян сказал, что простые люди, конечно, не виноваты, что сейчас такая ситуация между Азербайджаном и Арменией. И что в России он работал в армянской компании и дружил с армянами. Но Армению как страну, разумеется, не любит. Примерно в том же стиле высказывались про Армению и армян и другие наши собеседники. «Все мы на Кавказе братья, все общаемся друг с другом в России, работаем вместе». Никто ни на кого с оружием идти не собирается. Но мы на всякий случай решили не рассказывать всем подряд в Азербайджане о наших планах посетить Армению и Нагорно-Карабахскую Республику.

На прощание мой новый знакомый оставил мне свой номер телефона, чтобы звонила, если будут вопросы или проблемы. Или если еще приедем. Варенье там из айвы подарить или вина хорошего. 🙂

В Quba мы поселились в старой части города в старинной гостинице 1928-го года постройки, выходящей окнами на центральный парк. Снаружи здание не обещало ничего хорошего, но внутри все оказалось еще хуже. Длиннющие коридоры и простые номера без удобств, но с раковиной. У нас три кровати и круглый стол в центре. Рядом женский туалет, который специально для нас отперли ключом. Зайти в него, видимо, страшно было не только нам, но и уборщице – вид вокруг двух дыр в полу был такой, будто там не убирались долгие месяцы. Местечко для невзыскательных клиентов!

Пообедать мы пошли в кафешку, расположенную у противоположного угла парка. Там традиционно для таких мест были только мужчины, но нас приняли очень радушно, вынесли на улицу столик и стулья, и мы оба дня душевно там обедали за 3 маната мясом с кучей салата, сыра, разной зелени и лаваша. Первый день басбашом, второй день сковородкой картошки, мяса и курицы. Чай в чайничке шел бесплатно как бонус.

С нами общались мужчины, сидевшие за соседними столиками, здоровались прохожие – в Кубе живут чудесные люди, очень радушные и приветливые. Мои самые любимые в плане душевности и дружеского общения люди по итогам путешествия по Азербайджану.

После обеда мы прогулялись в сторону рынка через тихие кубинские улочки с неспешной провинциальной жизнью. На рынке все были нам несказанно рады: улыбались, просили их сфотографировать, угощали, расспрашивали и шутили.

Нагулявшись по рынку, мы пошли на выход и наткнулись на двух мужиков с большими кинокамерами. Спросили, что снимают, в ответ услышали про Жерара Депардье. Сначала мы подумали, что это шутка, но оглянувшись туда, откуда мы сами только пришли, увидели Его.

Он шел в окружении свиты из операторов. Совершенно по-простецки одетый в белую рубашку без рукавов, плотно обтягивавшую огромный живот.

Полный сюр! Сам Жерар Депардье собственной персоной, здесь, в этой дырище, в этом простом провинциальном городке с чудесными местными жителями, где последние полчаса мы были звездами рынка, привлекавшими к себе все внимание окружающих. Теперь в паре метров от нас был сам великий французский актер. Так запросто идущий через толпу сбежавшихся местных жителей, большинство из которых даже не поняло, кто это.

Минут 20 мы понаблюдали, как Депардье сначала посидел в лавке у портного, а потом перешел в лавку парикмахера. Пообщались со съемочной группой и узнали, что снимают документальный фильм про путешествие Александра Дюма по Кавказу. И что 12-13 сентября они будут в Шеки – тогда же, когда там планировали быть и мы. Из плохих новостей было то, что в те же даты там должен был быть президент Азербайджана и премьер Турции, так что вопрос о том, где ночевать, мог встать в Шеки в полный рост.

Через час мы снова встретились в парке в 10 метрах от нашей гостиницы. Они снимали сценку с местным учителем, а мы пили азербайджанское вино Ивановка — в Азербайджане сохранились русские названия сел, где производят разные продукты: вино Ивановка из села Ивановка, вода Славянка из села Славянка. Как-то все так просто, душевно и без пафоса в этом маленьком городе и тихом центральном парке. Поздоровались и со съемочной группой, и с проходящим мимо улыбающимся нам Депардье. Они сели на соседнюю скамейку пережидать дождь, а мы набрались смелости и пошли проситься с ним фотографироваться. Никаких проблем! Потом еще несколько минут общения, шутки, они уезжают, а мы все еще не верим, что все это действительно было с нами. Одно дело увидеть кого-то знаменитого в Москве или Питере и совсем другое – в маленьком городке на севере Азербайджана.

Остаток вечера прошел за распитием вина, общением с подходившими поздороваться милыми местными жителями и ужином в прекрасном ресторане Чинар на улице Гейдара Алиева в компании директора нашей гостиницы и двух его друзей. Хорошие мужчины, совершенно без каких-то намеков на намеки. Вежливые и с юмором. И поели мы невероятно вкусно всяких разных холодных закусок, мяса, люля-кебаб, соусов и фруктов.

Азербайджан нравится нам с каждым днем все сильней!

День пятый. Куба, Красная слобода и Хыналыг.

Ночью была гроза – сильно громыхало, сверкало и лило. С утра Маша решила пропустить часть культурной программы и выспаться, а мы с Катей попили чай в нашей отельной чайхане в окружении колоритных старцев, спустились к реке по широкой лестнице, уставленной по бокам вазонами и скульптурами, и по наполовину разобранному ремонтируемому мосту перебрались на противоположный берег, где находится уникальное еврейское поселение Красная слобода, жители которого говорят на своем языке.

В воскресное утро улицы были немноголюдны, но встречались одиноко сидящие на пороге угрюмые женщины, замотанные в темные одежды, и идущие куда-то по улицам мужчины в кепи. Живут в Красной слободе хорошо, вдоль улиц стоят прямо-таки дворцы. Азербайджанцы из Кубы говорят, что большая часть жителей Красной слободы ездит на заработки в Россию. Зарабатывают, видимо, неплохо, а в августе-сентябре возвращаются домой и устраивают свадьбы. На домах встречаются изображения звезды Давида, в городке есть две действующие синагоги, и в ответ на приветствие слышится не «салам», а «шалом».

Потом забрали вещи из гостиницы, пообедали в любимой кафешке, попрощались со всеми знакомыми старцами, закупили на рынке яблок (получив килограмм груш в подарок), необычного маленького и зеленого, но очень сладкого инжира, винограда и отправились на УАЗике в горную деревушку Xinaliq.

Природа в Кубинском районе совсем не такая, как рядом с Баку. Столицу окружают высушенные солнцем безжизненные желтые холмы и каменистая пустыня. А на подъезде к Кубе начинаются рощи кипарисов, вокруг все зелено и растут плодовые деревья – недаром этот район знаменит своими яблоками. Буквально сразу после выезда из Кубы дорога стала уходить в гору. Часть пути шла через красивый лесок, в котором вдоль берега горной реки расположились небольшие кафешки, мотели и кемпинги. Это курортное местечко с мягким климатом, куда бакинцы приезжают отдохнуть от изнуряющей летней жары.

Я заметила, что в Азербайджане все места, где есть зелень и деревья, являются курортными. Уж больно сильно контрастируют пустынные и засушливые пейзажи вокруг Баку с зелеными предгорьями Кавказа через 100 с чем-то километров на север и на запад от столицы. И, видимо, в масштабах всей страны засушливые полупустынные районы все же преобладают.

Потом мы въехали в красивое горное ущелье с высоченными скалами и стремительной грязной рекой. А следом начался горный серпантин, и стало закладывать уши. УАЗик карабкался в горы все выше и выше, и временами было страшновато смотреть на высокий обрыв, вдоль которого шла дорога. Пейзаж снова поменялся – зелень закончилась, и начались высушенные солнцем горные склоны, на которых то там, то здесь паслись отары овец, охраняемые огромными пастушьими собаками.

Хыналыг – это конец горной дороги, тупик. Шесть лет назад дорогу заасфальтировали, что должно было вызвать приток туристов, но в тот день, когда мы были в деревне, мы встретили лишь троих туристов из Баку.

Таксист позвонил Анвару, директору интерната, которого наши кубинские знакомые назначили ответственным за наше размещение в Хыналыге. И Анвар распорядился привезти нас к дому учителя местной школы-интерната на самой окраине нижней части деревни. В деревне в тот день играли целых две свадьбы, потому улицы были забиты машинами приехавших гостей, и со двора раздавалась музыка.

Оставив вещи и попив чай, мы пошли в старую часть деревни, расположенную на вершине холма. Домики в Хыналыге причудливо сложены из серых камней и возвышаются один над другим, к стенам прилеплены и сушатся коровьи лепешки, которыми зимой топят дом, рядом с домами сложены «поленницы» из кизяка. По улицам ходят колоритные бабушки в цветастых платках. Люди приветливы и улыбаются.

В Хыналыге живет около 2000 человек, зимой из них остается только половина. Живут овцеводством. С мая по сентябрь пасут овец тут, потом уходят на юг Азербайджана – туда, где тепло и есть трава. Детей оставляют в местной школе-интернате. Это бесплатно.

Люди тут говорят на своем языке, ни на что не похожем и уникальном. Почему так, никто не знает. Но известен этим Хыналыг на весь мир, и сюда частенько приезжают разные филологи изучать хыналыгский язык.

Семьи создаются среди родственников, но на удивление люди тут живут очень красивые.

Вечером нас кормили потрясающе вкусным овечьим сыром – как я буду жить без него дома? Были тушеные картошка с фасолью, салат из огурцов-помидоров, хлеб, арбуз и фрукты. Очень душевная семья: трое детей и обаятельная мама, не говорящая с нами ни на одном общем языке, но очень общительная. Она сама соткала половину ковров, которыми была застелена и увешена наша комната.

Живут в этом доме не супер богато, но все необходимое у них есть. Большой телевизор, спутниковая тарелка, есть ноутбук, мобильные телефоны даже у детей и деревенский телефон. И что нас дико удивило – есть интернет. Уже 5 лет как.

Туалет при этом на улице в домике в конце участка. А где они моются, мы так и не поняли.

На ночь нам положили на полу матрасы с чистым постельным бельем, а утром покормили своими свежими яйцами, хлебом с маслом и овечьим сыром.

Азербайджан: Куба с Жераром Депардье, еврейская Красная слобода и горная деревня Хыналыг : 7 комментариев

ах, Оля, отлично. я узнала всех людей с фотографий и поностальгировала вдоволь. Крутое было путешествие, и люди были прекрасные. и дикая концентрация смешных моментов.финансист,обволакивающая Ивановка, красивые глаза у детей в Хыналыге. А как вы думаете, сколько ему лет? (с) недоуменно показывая то ли на жену, то ли на сына. Страшный мост в Слободу и кабинеты, кабинеты. Бесконечные кабинеты. Отель вообще крут, так и помню полузавернутого в полотенце престарелого ресепшиониста, протягивающего нам через дверь остатки водки Хан))))
круто было, спасибо за рассказ!

Ага, пришла Катя и рассказала все секреты: и про полузавернутого в полотенце престарелого ресепшиониста с водкой Хан, и про обволакивающую Ивановку ))

Как будто бы в Кубе других отелей не было, разместились в заброшенной совдеповской гостинице.В окрестностях Кубы есть прекрасные отели,которых даже во многих миллионных городах России нет.А вот мост ведущий к Красной слободе памятник культуры, он восстановлен, недавно президент приезжал на открытие.А рассказ и фото про Жерара молодцы, никогда в жизни не подумал бы что, в моем родном городе был великий француз.

Эльнур, я не сомневаюсь, что в Кубе есть другие отели, но мы любим советский колорит (его во многих миллионных городах России уже не встретить), да и бюджет, когда путешествуешь месяцами, не резиновый. Зато сколько воспоминаний! ))

Ольга, спасибо за чудесные рассказы об Азербайджане, я туда собираюсь, очень полезно и вдохновляюще для меня ) у меня вопрос: а как вы нашли транспорт до Хынылыг? И за почем? Спасибо!

Красная Слобода и горские евреи Азербайджана

После посещения сел Нидж , Демирчи , Киш и Чухурюрд в этом году я решил поехать в Губинский район, который также отличается своей многонациональной культурой. Хотя целью моего визита было посещение «Красной Слободы», где компактно проживают горские евреи, у меня все же получилось заехать в русское село Алексеевка и побеседовать с единственной молоканкой села. В Губу из Баку можно добраться различными способами. Первый — на личном автомобиле. Второй — от местности «Шемахинка» с помощью так называемых халтурщиков, которые за пассажира берут 10 манат. Третий — на автобусе от международного вокзала, который отбывает каждые 30 минут. Цена билета на него всего 4 маната.

Расстояние от Баку до Губы всего 168 километров, поэтому за 2 часа можно без проблем доехать до пункта назначения. От Губы до еврейского посёлка всего 2 километра. Я приехал утром в 10 часов. Вначале зашёл в парк имени Гейдара Алиева.

Борис Симандуев – бывший руководитель горско-еврейской общины поселка

Там в беседках сидели пожилые люди, которые говорили на непонятном мне джуури (горско-еврейский язык). Я поздоровался на азербайджанском, и рассказал о цели моего визита. После этого меня пригласили присесть, и рассказать про историю их посёлка. Мне повезло, что среди присутствующих был также бывший глава горско-еврейской общины посёлка Борис Симандуев. Во время разговора господин Симандуев рассказал мне про историю горских евреев и посёлка, а также про традиции горских евреев.

История горских евреев

Сами горские евреи живут в Азербайджане и Дагестане. По некоторым историческим данным известно, что их народность появилась вследствие постоянной миграции еврейских общих из Северного Ирана (Сасанидская империя), а также из расположенных неподалеку районов существовавшей в свое время Византийской Империи. Селились они, предпочтительно, в Закавказском Азербайджане. Время переселения совпадает с мусульманскими завоеваниями соответствующих территорий, а именно в 639-643 годах. Хотя иммиграция евреев продолжалась вплоть до монгольского завоевания в XIII веке.

Язык горных евреев — еврейско-татский. Свой язык горские евреи также называют джуури или же джухури. На самом деле существует несколько диалектов этого языка, использующихся на разных территориях. Он происходит от оригинального татского языка, поскольку в процессе иммиграции в эти районы евреи были вынуждены переходить на местный язык с тем, чтобы общаться с местным народом, населяющих эти территории. Таким образом произошла смесь еврейского и татского языков. Лингвисты относят татский язык к западной ветви иранской группы языков.

Язык горных евреев делится на три диалекта — махачкалинско-нальчикский (исторически — кайтакский), дербентский и кубанский. Эти диалекты являются диалектами татского языка, которым пользуется часть мусульман и христиане в двух поселениях на территории Азербайджана. Татский язык относится к юго-западной подгруппе иранских языков. Другое название языка — татский язык Кавказа. Он имеет свою письменность. Основой литературного татского языка является его дербентский диалект. До XIX века горские евреи пользовались ивритом. Однако приблизительно в первой половине XIX века происходит постепенный переход на еврейско-татский язык. Первый труд, написанный на нем, — это «Сокровищница слов еврейско-татского языка» раввина Я‘акова Ицхаки (годы жизни — 1848-1917), составленный во второй половине 1870-х — начале 1880-х годов. Он содержал около 1900 слов дербентского диалекта еврейско-татского языка и их перевод на иврит. После этого были выпущены книги на еврейско-татском языке. В частности, «Сионизм» под авторством Иосифа Сапира в 1908 году, а также молитвенник «Кол тфилла» с переводом информации на иврит. В 1915 году на территории Баку стала выходить газета на еврейско-татском языке под названием «Эхо гор». С 1928 по 1938 год письменность еврейско-татского языка была переведена на латиницу. Однако в 1938 году была возвращена кириллица. Для фиксации языка до настоящего времени используется русский алфавит.

Первое упоминание о горских евреях можно встретить в текстах, написанных знаменитым монахом-путешественником своего времени Гильомом де Рубруком. В частности, в его трудах написано, что на территории Восточного Кавказа проживает большое количество евреев. Под данными территориями подразумевались современные Азербайджан и Дагестан. Горские евреи поддерживали плотные связи с евреями, проживающими в бассейне Средиземного моря. Так, мусульманский историк Тагриберди (годы жизни 1409-1470) упоминает о неких черкесских еврейских купцах (то есть, из Северного Кавказа), которые посещали Каир. Благодаря таким историческим связям у горских евреев было много товаров и литературы из разных стран. В частности, в городе Куба до начала ХХ века можно было найти книги, напечатанные в Венеции еще в XVI-XVII веках. Благодаря указанным печатным книгам горские евреи переняли литературный уклад под названием сефардский носах, который принят у них до сегодняшнего дня.

Николаас Витсен

Еще одно историческое упоминание о горских евреях можно найти у голландского путешественника Николааса Витсена. Так, в 1690 году он посетил Дагестан, и по его словам «обнаружил там много евреев». В частности, в большом поселении Буйнак, а также в удельном владении Каракайтаг, где по его информации на то время проживало до 15 тысяч горских евреев. В XVII-XVIII веках была сплошная полоса поселений горских евреев на территории нынешних северного Азербайджана и южного Дагестана, в частности, между городами Куба и Дербент.

Переселение горских еврей в Губу

Приблизительно в середине XVIII века положение горских евреев значительно ухудшилось. Связано это с тем, что на территорию их проживания стали претендовать Российская Империя, Турция и Иран. Так, в начале 1730-х годов иранский полководец Надир вытеснил из современного Азербайджана турок и успешно воевал с Россией за обладание Дагестаном. В результате военных столкновений были полностью уничтожены несколько еврейских поселений на этих территориях, другие же были разграблены. Правители Губинского ханства Гусейн-Али-хан и его сын Фатали хан позволили горским евреям поселиться на территории современной Слободки. Фатали хан как и его отец гарантировал евреям защиту. Во время правления Фатали хана горские евреи занимались в основном сельским хозяйством. А в 1797 году, когда Фатали хана уже не было у власти, (по другим данным в 1799) полководец казикумухов Сурхай-хан напал на поселение под названием Аба-Сава и разрушил его. Спасшиеся евреи бежали в город Дербент, а поселениям Еврейской долины пришел конец.

В память о Фатали хане центральная улица поселка была увековечина его именем.

В 1806 году Российская Империя аннексировала Дербент, а в 1813 году — Закавказский Азербайджан. Таким образом, под властью России оказалось большинство селений, где проживали горские евреи. Начиная с 1830 и по 1859 год с перерывами на территории Дагестана шло восстание. Его идеей была война мусульман против «неверных». В результате военных действий большое количество евреев было насильственно обращено в ислам. Однако в 1840 году главы горских евреев в Дербенте обратились к царю Николаю I с прошением о том, чтобы перевести их на территорию Российской Империи.

По данным переписи 1835 года под властью Российской Империи находилось 7649 горских евреев. Они занимались сельским хозяйством, виноделием, разведением марены, а также в конце XIX занялись рыбным промыслом. Также в конце XIX века много евреев переселилось в Баку. Здесь горские евреи занимались производством и продажей тканей и ковров. Еще в 19 в. „Красная Слобода“ называлась как „Еврейская Слобода“. Название поселка „Красная Слобода“ связано с аннексией Азербайджана 11 Красной армией в 1920 году. После захвата Азербайджанского города Худат, что в 40 км от Губы, красоармейцы в качестве своей резиденции выбрали поселок горских еврей и заселились в местной больнице. Свое название поселок получил уже в 1926 после установления советской власти.

Вплоть до 1920-1930-х годов горские евреи жили большими семьями, включавшими в себя три-четыре поколения. Количество членов семьи могло достигать 70 человек. Обычно они селились в одном дворе, но в разных домах. Интересно, что у них была принята полигамия, то есть, мужчина мог иметь по две-три жены. Так продолжалось вплоть до установления здесь советской власти. Мужчина, глава семьи, отвечал за коллективное имущество, а старшая (первая) жена следила за выполнением женской работы — приготовлением пищи, уборкой дома, воспитанием детей и так далее. Обычно в одном поселении горских евреев жило по пять-шесть больших семей.

После установления советской власти в Дагестане и Азербайджане горские евреи поддерживали СССР. В 1920-х годах около 300 семей горских евреев выехали в Эрец-Исраэль (Земля Израильская, Земля Обетованная). Они поселились, преимущественно, в Тель-Авиве, образовав в нем «кавказский квартал». На территории же Азербайджана и Дагестана советская власть организовывала горских евреев в еврейские колхозы. Во время оккупации Кисловодска и Пятигорска фашистской Германией на территории этих городов были уничтожены все горские евреи. После войны же имел место антисемитизм, что привело к падению религиозных устоев у этого народа. В 1970-х годах началась массовая репатриация горских евреев в Израиль.

“Красная Слобода” – Иерусалим Кавказа

В настоящее время самым большим местом компактного проживания горских евреев на всем постсоветском пространстве является поселок Красная Слобода, которая с 1991 года называется Гырмызы Гасаба. Расположен поселок в Губинском районе Азербайджана, на левом берегу реки Кудиалчай. В соответствии с переписью населения 1989 года на то время в поселке проживало 4524 человека, преимущественно, горских евреев.

В Красной Слободе насчитывается девять кварталов. Основой каждого квартала является расположенная в нем синагога. Красная Слобода представляет собой современный поселок, состоящий из двух- и трехэтажных домов. Многие дома похожи на дворцы, ибо их владельцы являются миллионеры, проживающими на территории России.

На улицах достаточно бытовых заведений — магазинов, кафе, парикмахерских и других. Социальная организация населения строится на кагале — орган общинного самоуправления горских евреев. Хотя в современном мире кагал утратил часть своих функций, все же некоторые его элементы соблюдаются до сих пор. Сохранение кагала позволяет передавать от поколения к поколению информацию о религии, культуре, быте и прочем. Пожилые жители поселка в основном играют в нарды или домино в чайхане.

Красная слобода признана центром культуры и религии горских евреев не только в Азербайджане, но и за его пределами. Неофициальное название поселка — «Иерусалим Кавказа». Связано это с тем, что на территории Красной Слободы имеется семь синагог и действует община горских евреев. Это позволяет сохранить культуру ортодоксального иудаизма. В большой шестикупольной синагоге имеется большая коллекция (около 70 штук) наставлений, предназначенных для чтения Торы.

По инициативе горско-еврейских меценатов в этом году на территории Красной Слободы на месте исторической синагоги „Карчоги“ будет открыт первый в мирей музей горских евреев.

После разговора с упомянутыми выше местными жителями я двинулся к центральной синагоге. Ее еще называют шестикупольной (Шеш гамбар). Данная синагога является достопримечательностью не только Красной Слободы, но и всего Губинского района. Она поражает своей величественностью и красотой. Строительство здания было завершено в 1888 году. Автором строения был местный каменщик Джильяд. Здание синагоги украшено оригинальным национальным орнаментом и имеет очень красивый фасад. Для строительства использовались местные строительные материалы — жженный кирпич и лес.

Во время действия в Красной Слободе советской власти в здании синагоги действовала швейная мастерская. Однако после развала СССР здание было вновь возвращено верующим. В период с 1995 по 2005 год в синагоге проводились реставрационные работы на средства, пожертвованные различными благотворителями. И с тех пор ежегодно синагогу посещают сотни туристов, в том числе, из других стран.

Альберт Агарунов – Национальный Герой Азербайджананской Республики

Одна из улиц поселка Красная Слобода названа в честь Национального героя Азербайджана Альберта Агарунова. Это участник Карабахской войны, защитник территориальной целостности Азербайджана. Он был родом из Красной слободы, и по национальности являлся горским евреем. Альберт Агарунов был командиром танка Т-72 Национальной армии Азербайджана, где воевал в составе 777-го батальона особого назначения.

Во время боевых действий Агарунов прославился по всей линии фронта. Он отличался профессионализмом в управлении боевой машиной, и за время до своей гибели экипаж его танка смог подбить 9 танков, 7 БМП и много более мелкой техники армянской армии. Кроме этого, будучи профессиональным танкистом, он обучал других, менее опытных, коллег по управлению танком Т-72.

Альберт Агарунов был убит выстрелом снайпера 8 мая 1992 в возрасте 23 лет. Ему посмертно присвоено звание Национального героя Азербайджана. В том числе в поселке Красная Слобода, откуда родом его родители, была названа одна из улиц.

КАВКАЗСКИЙ ИЕРУСАЛИМ

В горах северного Азербайджана, рядом с райцентром Губа расположено уникальное место – настоящий еврейский город Красная Слобода, где все жители – горские евреи, иначе называемые “таты”. Они появились здесь более 1,5 тысяч лет назад, придя из Персии и с тех пор живут в этих местах. Они не ассимилировались с местным населением и сохранили свой язык джуури, отдаленно напоминающий фарси. Излишне говорить, что горские евреи достаточно далеки культурно от привычных нам евреев, живущих в Европе, США или России. Иногда их считают потомками хазар и эта версия имеет право на существование. Община чрезвычайно замкнутая и настороженно воспринимает чужаков, даже если вы их собрат по вере. Очень милые, общительные и гостеприимные, но сохраняют с вами дистанцию и вам никогда не удастся стать для них “своим”. Для этого надо родиться “горским” и никак иначе. Примечательно, что азербайджанцы относятся к горским евреям с большим уважением и это немудрено: полторы тысячи лет живут бок о бок в мире и согласии. Забегая вперед добавлю, что когда я уже покидал город, евреи напомнили мне, что у азербайджанцев Рамазан и пост, поэтому из уважения к ним попей водички сейчас, чтобы не делать это в азербайджанской части. Показательно?

До распада СССР в Красной Слободе проживало около 15 тысяч горских евреев (а всего горских порядка 150 тысяч), сегодня чуть более 3 тысяч. Основная их часть покинула Азербайджан в 1990-1993 годах, на пике армяно-азербайджанского конфликта. И хотя евреев это никак не затронуло, тем не менее они ощутили незащищенность и неуверенность в завтрашнем дне. Сегодня горские проживают преимущественно в Израиле, США и в Москве. Примечательно, что власти Азербайджана с самого начала призывали евреев остаться, обещая им защиту. Ныне покойный Гейдар Алиев считал горских евреев частью азербайджанского народа и его истории, еще в девяностых он призывал горских возвращаться и была даже создана программа восстановления горской общины в стране.

Поездка в Кавказский Иерусалим начинается с бакинского автовокзала –

Вокзал огромен и абсолютно хаотичен. Что-либо найти крайне сложно, расписаний нет, автобусы отправляются по мере заполнения. Вначале я полчаса искал кассу и это непросто, поскольку колоссальное здание сдается мелким коммерсантам и касса скрыта среди торговых лавок.

А найдя нужный автобус я разузнал, что стоит проезд копейки (3 маната = $2), но поедет он не скоро, поскольку пассажиров мало. Потеряв час, я плюнул и отправился искать маршрутные такси. Там схема простая: 4 пассажира скидываются по 10 манат и сразу выезжают.

Из Баку до Красной Слободы ровно 180 километров пути по великолепной трассе, где такси держит крейсерскую скорость в 120 км/ч и даже с учетом остановки на перекусить, вы будете на месте через два часа. Пейзажи в пути достаточно унылые, пыльная степь переходящая в пустынные холмы –

Чем ближе к России (Дагестану), тем пейзаж меняется, становясь более зеленым и гористым –

Въезжаем в Губу –

Довольно большой город, но больше напоминающий разросшуюся деревню –

Две параллельные улицы, вытянувшиеся километров на пять. Вот и вся Губа –

Несколько мечетей необычной формы –

Немало массивных каменных зданий еще царской эпохи –

Губинский дом культуры, или что-то в этом роде –

Еврейский город начинается сразу за речкой и его отделяет от Губы пешеходный мост. Выглядит это как своего рода граница между двумя государствами. Азербайджанцы не часто заглядывают к евреям, а последние появляются в Губе разве что проездом, или за покупками в супермаркет. Но дело не во вражде или неприязни, а просто таковы здешние традиции. Два разных народа, две общины, полтора тысячелетия они живут в добром соседстве по берегам реки.

Азербайджанские пацаны играют в футбол на “своей” стороне моста, спрашивают “Вы идете к татам, да?”. Ага, к ним самым. Туда, через мост, напутствуют пацаны и возвращаются к футболу.

Разница между двумя частями по сути одного города видна сразу. После старенькой и облупленной азербайджанской Губы, здесь все выглядит намного богаче –

Примечательно, что надписи часто на русском. И это не пережитки советских времен. Как уже говорилось, таты говорят на своем языке джуури и хотя они свободно владеют азербайджанским, тем не менее языком межнационального общения остается русский.

Даже если бы я не знал, что нахожусь в еврейской части города, то глядя на эти дома догадался бы –

Мало где на Кавказе сохраняют и ухаживают за советскими памятниками посвященными Великой Отечественной. Но горские евреи прекрасно знают, благодаря кому фашисты не дошли до этих мест. Десятки тысяч горских воевали и погибли на фронтах.

Не сразу воспринимаешь этих колоритных дядюшек как евреев. На первый взгляд можно принять за азербайджанцев, таких же, как на той стороне реки и тоже играющих в нарды. Но если присмотреться, то они сильно отличаются. Как внешне, так и манерами и языком.

Еврейские дедушки так увлеченно играют в нарды, что со мной общались не прекращая бросать кубики. Они такие прикольные! Прежде всего они спрашивают, кто вы есть. Лично я сразу их приветствовал “Шалом” и они отвечали “Шалом-шалом”. Потом спросили откуда. Говорю, что родом из России, но много лет жил в Израиле. Нет, я не горский. Потом посидели, попили чаю, поговорили за жизнь. Мужики говорят, чего тебе ехать назад в Баку сегодня? Оставайся тут, найдем тебе ночлег, слава Всевышнему, проблем с жилплощадью не испытываем, а завтра начало шабата, пойдем с нами в синагогу. Звучит очень даже интересно, но. все же решил вернуться в гостиницу в Баку.

Дворец счастья. чтобы это могло быть? Двери были заперты.

Гуляя по городку отошел чуть дальше от главной улицы и увидел старые домики, напоминающие азербайджанскую часть. Здесь живут те же горские евреи, но чуть беднее соседей. Колоритные бабушки –

Иные дома это памятники архитектуры –

В Красной Слободе 11(!) синагог, но сегодня лишь 2 функционируют –

Между прочим, перечислены 10 заповедей –

Названия улиц носят локальный характер –

А между прочим, это горская еврейская архитектура 19 века –

Звезды Давида на потолке внизу, заметили?

Местная молодежь, которую сложно назвать “деревенщинами”. Ребята балуются смартфонами последних моделей, свободно переходят с родного фарси на английский, а поняв что я знаю русский – почти без акцента и на него. Молодцы!

И все же, основная часть городка это шикарные виллы. Старых улочек мало.

Глядя на все это я понимаю, что имели в виду мужики говоря, что проблем с жилплощадью нет –

Но что не говорите, а старые улочки интереснее –

Здесь есть свой парк –

Разумеется, что носящий имя Гейдара Алиева. И горские его чтят и на полном серьезе. Этот человек был к ним крайне милостив и его политику продолжает Ильхам Алиев, за что они благодарны. С чужаками евреи политику не обсуждают, да и вообще осторожничают. Правильно делают!

В качестве резюме скажу, что Красная Слобода это одно из необычнейших мест Кавказа. Сюда никогда не повезут туристов и уж тем более пресс-туры, но если вы человек интересующийся, то вы обязаны тут побывать. Нет больше нигде в мире чисто еврейских городов, за исключением Израиля. Далее я едва не написал, что пройдет какое-то время и Кавказский Иерусалим исчезнет. Нет, не исчезнет. Конечно же, население вряд ли вернется к прежним цифрам в 15 тысяч человек, как было при СССР. Но, с другой стороны, как говорят сами жители, оно и не уменьшается благодаря появлению десятков молодых семей с детьми, возвращающихся из России и даже Израиля.

Кстати, среди горских евреев немало известных олигархов, перечисленных в Forbes: Вагит Аликперов, Сулейман Керимов, Гаврил Юмашев, Захар Илиев, Год Нисанов, Тельман Исмаилов и многие другие. Разумеется, что свои деньги они сделали отнюдь не в Красной Слободе 🙂

Оригинал взят у puerrtto в Кавказский Иерусалим, откуда вышли еврейские олигархи

Читайте также:  Города Азербайджана, список
Ссылка на основную публикацию