Шипкинский перевал

Шипкинский перевал

Шипкинский перевал (Shipka Pass)

Шипкинский перевал — проход в Балканских горах, через который проложено шоссе между болгарскими городами Габрово и Казанлык. Перевал имеет высоту 1185 м и получил свое название по находящемуся неподалеку городу Шипке. Туристы приезжают сюда не только ради красоты горных пейзажей. Большинство путешественников привлекает историческое значение этих мест и установленные здесь воинские мемориалы.

Сэкономь на путешествии!

Основные моменты

Шипкинский перевал знаменит тем, что в этом месте произошло решающее сражение русско-турецкой войны 1877-1878 годов. В память о погибших солдатах в горах создан национальный парк-музей. Приезжающие на перевал туристы могут побывать возле высокого каменного Памятника свободы и заглянуть в живописный храм.

Самые большие торжества на Шипкинском перевале происходят 3 марта. В этот день болгары отмечают национальный праздник – годовщину подписания Сан-Стефанского мира, который положил конец 500-летнему османскому владычеству на территории страны. Во время торжеств на перевале служат церковную панихиду и возлагают к воинскому мемориалу живые цветы и венки. Кроме того, ежегодно в конце лета здесь проходит зрелищная реконструкция исторического сражения 1877 года, посмотреть на которую приезжают туристы из разных мест Болгарии и других стран.

История Шипкинского перевала

Первые упоминания о Шипкинском перевале относятся к 335 году до нашей эры, когда войска Александра Македонского перешли через Балканы, чтобы сразиться с племенем трибаллов в Северной Фракии. Спустя несколько десятков лет через перевал в Казанлыкскую котловину прошли племена кельтов. Археологи проводили раскопки и обнаружили неподалеку от горного прохода древние монеты, каменные саркофаги, оружие, керамику и предметы быта.

При римлянах через Шипкинский перевал были проложены две важные дороги. Главная шла из города Нове через Габрово и горный перевал к Андрианополю, а затем к Константинополю. Малая дорога также начиналась в Нове, но уходила через Овча-Могилу, Бутово и Павликене, соединяясь с основной дорогой в районе Габрово.

В XIV веке на Балканы пришли турки-османы. Они хорошо понимали стратегическое значение Шипкинского перевала и разместили для его охраны воинские отряды в Шипке и Габрово.

Впервые русские соединения подошли под перевал во время русско-турецкой войны 1806-1812 годов. В 1829 году, после подписания Адрианопольского мира воинское подразделение, которым командовал генерал Киселев, около месяца проводило картографическую съемку горного перевала и его окрестностей. Местные жители всегда очень доброжелательно встречали русских и помогали им провиантом. Кроме того, к регулярным частям присоединялись местные повстанцы – гайдуки, которые вели борьбу с турками-османами наравне с российскими воинами.

Подробное картографирование Шипкинского перевала было проведено в 1875 году русским полковником Николаем Дмитриевичем Артамоновым. Вскоре военное ведомство выпустило две брошюры о Балканах, где среди других вершин и горных проходов был описан и перевал.

В 1877 году в этих местах произошло решающее сражение между турками и русскими, оставшееся в истории как оборона Шипки. Оно стало важной вехой в становлении Болгарии, принеся народу этой страны долгожданное освобождение от многовекового турецкого ига.

В 1920-е годы в монастыре близ Шипкинского перевала был организован приют для военных инвалидов. В течение нескольких десятков лет Красный Крест принимал здесь российских солдат и офицеров, находящихся в эмиграции. Возле приюта обустроили воинское кладбище, на котором хоронили умерших. Долгое время старое военное кладбище было запущено. Но несколько лет назад его расчистили волонтеры, и территорию с захоронениями открыли для посетителей.

Памятник Свободы

Воинский мемориал расположен над седловиной перевала, на горе Шипка (1523 м). Первоначально это место именовали горой Святого Николая, но в 1954 году правительство страны захотело увековечить память об одном из руководителей болгарского ополчения в войне с турками-османами – генерала Николая Григорьевича Столетова, поэтому пик назвали его именем. Однако новое название не прижилось, и в 1977 году гору над историческим перевалом вновь переименовали.

Памятник в честь погибших солдат и офицеров построили в 1934 году на деньги, собранные болгарами. Чтобы подняться сюда, путешественники должны преодолеть несколько высоких лестничных пролетов – примерно 900 ступеней. Каменная четырехугольная башня имеет высоту 31,5 м. Возле входа в нее можно увидеть бронзовую фигуру льва размерами 8 на 3 м.

На нижнем этаже мемориала хранится саркофаг с останками нескольких солдат, погибших при Шипке в 1877 году, а у подножия башни стоят старинные артиллерийские орудия. На трех этажах, расположенных выше, размещены музейные экспонаты. Здесь выставлены флаги болгарской армии и другие воинские реликвии. Со смотровой площадки, которая находится на самом верху Памятника Свободы, открывается прекрасная панорама Шипкинского перевала и окрестных долин.

Храм-памятник Рождества Христова

На южной стороне перевала, неподалеку от небольшого города Шипки, все туристы и паломники заезжают в необычный мемориальный храм. Идею построить церковь на местах сражений высказала мать известного русского генерала Ольга Николаевна Скобелева. Эта идея была горячо поддержана в обеих странах, поэтому деньги на православный храм собирали и русские, и болгары. По воле ктиторов новую церковь возводили как поминальную, из-за чего она получила статус храма-памятника и монастыря.

Мемориальный храм Рождества Христова построили в 1902 году и открыли в присутствии членов правительств двух стран и генералов русской армии. Торжественное событие было приурочено к 25-летию исторического сражения за Шипкинский перевал. Храмовый комплекс включал церковь, корпус обители, гостиницу, в которой могли останавливаться паломники, и приют. Здесь также хотели создать духовную семинарию, но по разным причинам она так и не было открыта. Примечательно, что стоящий на болгарской земле храм некоторое время подчинялся Русской Православной Церкви, а священников для него присылала Троице-Сергиева лавра.

Живописная церковь возле Шипкинского перевала возведена в традициях московского зодчества XVII века. Крестово-купольный храм имеет три апсиды и богато декорирован как снаружи, так и внутри. В его крипте хранится 17 саркофагов, в которых лежат погибшие воины. Внутренняя роспись храма Рождества Христова была сделана в 1959 году. На стенах закреплены 34 мраморные плиты, на которых увековечены названия оборонявших Шипку частей и имена погибших на перевале воинов. Примечательно, что сами болгары называют солдат и офицеров Русской армии своими освободителями.

Любопытна история колоколов Рождественской церкви. Самый крупный из них весит более 11,5 тонн. Он был преподнесен в дар храму российским государем Николаем II. Все колокола отлили на заводах в России, и на их изготовление было выделено 30 тонн использованных гильз.

Как добраться

Шипкинский перевал лежит на дороге, которая связывает Южную и Северную Болгарию. Добраться в эти места можно на автомобиле или экскурсионных автобусах. Рядом с мемориалом есть удобная парковка. Дорога до Шипки из прибрежных курортов Болгарии занимает около 4 часов.

«На Шипке всё спокойно»

Балканский хребет рассекает Болгарию на две части – Северную и Забалканскую. Связь между ними поддерживается через несколько перевалов, из которых самым удобным считается Шипкинский. В наши дни по этому перевалу на высоте более тысячи метров над уровнем моря проходит извилистая трасса Е-85, над которой возвышается огромный памятник, напоминающий шахматную ладью. Именно здесь развернулось одно из самых ярких и трагических действий Русско-турецкой войны 1877–1878 годов – кровавые бои за Шипку.

В начале войны русское командование планировало переправиться через Дунай и как можно быстрее перенести боевые действия в Забалканскую Болгарию, чтобы поставить под угрозу Адрианополь и Константинополь. Шипкинскому перевалу в этих планах уделялось особое внимание – через него победоносная русская армия должна была пройти, чтобы ударить в сердце Османской империи. Переправа через Дунай 15 июня 1877 года прошла на удивление легко. Стало ясно, что турки не успели подготовиться к обороне, и надо «ковать железо, пока оно горячо».

Рейд генерала Гурко

Перевалы на Балканах представляли собой вторую естественную преграду на пути русских войск, и к ним устремился передовой отряд под командованием генерал-адъютанта И. В. Гурко в надежде захватить их до того, как турки успеют опомниться. Отряд, состоявший из 30 эскадронов и сотен и 10 ½ батальонов пехоты при поддержке артиллерии, 25 июня почти без боя захватил Тырново – древнюю болгарскую столицу и ключ к перевалам с северной стороны.

На Шипке оказались войска неприятеля, но соседний Хаинкиойский перевал был не занят. По нему Гурко прошёл в Забалканскую Болгарию и спустился в долину реки Тунджа, которая лежит прямо за хребтом. Увидев русские войска, мирные болгары не могли поверить своему счастью – никто не ожидал, что русские вторгнутся так глубоко на территорию Османской империи. В Константинополе же настроение было близко к панике. Отряд Гурко прервал телеграфное сообщение и движение по железной дороге и, оказавшись в тылу турецкого отряда, заставил его оставить Шипкинский перевал. Отряд Гурко действовал быстро и дерзко, снабжаясь за счёт местного населения и провианта, отбитого у неприятеля. Русская кавалерия спешивалась для огневого боя, великолепную подготовку продемонстрировала 4-я стрелковая «железная» бригада генерал-майора А. И. Цвецинского. Благодаря их усилиям ворота в сердце Османской империи оказались в руках русских войск.

Однако на этом счастливый и лёгкий этап войны для русского командования закончился. 8 и 18 июля русские войска дважды неудачно штурмовали укрепления Плевны. Поскольку Плевна располагалась всего в двух переходах от Систова, где находились мосты через Дунай, не могло быть и речи о переходе Балкан без ликвидации этой угрозы. Зловещим предзнаменованием будущего кровопролития стало зрелище, которое открылось солдатам Гурко, когда они поднялись на оставленный турками Шипкинский перевал – перед палаткой турецкого командира возвышалась пирамида из голов русских солдат. Турки придерживались старинных восточных воинских традиций и отрезали головы у трупов своих врагов.

В это время морем из Черногории перебрасывалась армия Сулеймана-паши, которая вскоре показалась перед небольшим отрядом Гурко. Поскольку силы были явно неравными, русским пришлось спешно отходить обратно на северный склон. Отступая, все в отряде понимали, что болгарское население, радостно встречавшее русских, оставляется на произвол судьбы. Месть со стороны турок не заставила себя ждать – по болгарским сведениям, в Ески-Загре они убили 20 000 мирных жителей.

Оборона Столетова

Теперь русским нужно было во что бы то ни стало удержать за собой перевалы, пока не будет покончено с Плевной. Эта задача выпала на долю ветерана Кавказской войны генерал-лейтенанта Ф. Ф. Радецкого. Этому скромному по природе человеку, которого некоторые современники сравнивали с блаженным, предстояло стать одним из главных героев Шипкинской эпопеи. Под его командованием находилось около 50 000 солдат, которыми надо было прикрыть фронт в 120 км. Намерения противника оставались неясными, поэтому многое зависело от резерва Радецкого – 14-й пехотной дивизии под командованием генерал-адъютанта М. И. Драгомирова, стоявшей в Тырнове и готовой выдвинуться к угрожаемому направлению.

7 августа войска Сулеймана-паши показались перед русскими позициями на Шипке. Турецкий командующий выстроил все свои 60 таборов (турецкий табор примерно соответствовал батальону, 60 таборов – около 30 000 человек) в длинную линию, будто желая запугать небольшой отряд генерал-майора Н. Г. Столетова, состоявший из 36-го пехотного Орловского полка и пяти дружин болгарского ополчения. Если бы к перевалу в тот же день не подоспел выбившийся из сил 35-й Брянский полк, то защитников Шипки можно было бы считать обречёнными.

Шансы на успех у русских оставались благодаря позиции, которую занимали орловцы, брянцы и болгары. Дорога по перевалу шла мимо горы Святого Николая, которая была труднодоступна с фронта. Гора легко простреливалась с окружающих высот, но забраться на неё было весьма непросто. 9 августа турки впервые попытались это сделать, окружив гору полукольцом и приступив к сооружению батарей на соседних вершинах. Затем густые колонны турок ринулись на вершину. Русские и болгары отчаянно отбивались, пуская в ход штыки и даже камни. Действия турецких войск затрудняло и то, что подходы к горе были заминированы русскими сапёрами. Взрыв, устроенный ими, получился преждевременным и не нанёс противнику потерь, но надолго отбил у него желание наступать в этом направлении. Начальник сапёров генерал-лейтенант В. Д. Кренке одним из первых доложил Радецкому о положении на Шипке:

«Как очевидец, передаю Вам, что положение Шипкинского перевала отчаянное; хотя атаки отбиты, но турки более и более развёртываются на окрестных высотах, на волах подняли туда артиллерию, а ружейный огонь так силён, что нет ни одного уголка на всей обороняемой позиции, где бы можно было укрыться от выстрелов. Брянский полк, не бывший в деле, потерял 22 чел[овека] ранеными. Большой недостаток теперь в артиллеристах. Спасти Шипку может быстрая помощь – такая, которая дозволила бы атаковать турок, чтобы выйти из пассивного положения»

Положение защитников Шипки было критическим и усугублялось отсутствием снабжения – агенты товарищества «Горвиц, Грегер, Коган и Ко», занимавшегося поставками в армию продовольствия, бежали с перевала при первых слухах о приближении турок. 9, 10, 11 и 12 августа солдаты не получали горячей пищи, довольствуясь сухарями. Быстро подошли к концу и перевязочные средства, а к 11 августа уже приходилось экономить патроны. Однако самым главным дефицитом для русских была вода – стояла сорокаградусная жара, а воду из горных источников можно было брать только по ночам с большим риском для жизни.

Турки устраивали засады не только у источников, но и на протяжении всего шоссе, шедшего из Габрова, откуда ждали спасительных резервов. Дорога простреливалась, а один из её участков получил название «райской долины», потому что всякий, остановившийся там, отправлялся к праотцам. Только 9 августа на дороге к Габрову было ранено и убито 40 человек. Никто не мог понять, откуда ведётся огонь, так как не было видно даже порохового дыма. 16 августа русским удалось разгадать эту тайну – случайно была найдена пещера, из которой вела огонь группа турок. Все они были переколоты штыками.

Прибытие Радецкого

Перехват инициативы турками вызвал вспышки панических настроений среди русского командования – более того, один такой случай чуть было не погубил Шипкинский отряд. В начале августа генерал-майор И. Е. Борейша, прикрывавший спуск с Еленинского перевала недалеко от Шипки, донёс, что его отряд был оттеснён крупными силами турок. Это было как раз то, чего опасался Радецкий, – Сулейман-паша начал обходить Шипку по соседним перевалам. К угрожаемому участку срочно выдвинулся резерв, однако вскоре выяснилось, что Борейша принял за «крупные силы» небольшой отряд башибузуков.

Ошибка Борейши частично объясняется двумя причинами. Во-первых, после неудач под Плевной командование впало в уныние и ждало удара от турок со всех сторон. В такой атмосфере кому-нибудь должны были «померещиться» крупные силы турок. Во-вторых, почти все были уверены, что турки нанесут удар по Тырнову либо со стороны Ловчи (с запада), либо со стороны Осман-Базара (с востока), а Сулейман-паша поддержит этот удар обходным движением по одному из перевалов. До сих пор не ясно, почему турецкие военачальники не предприняли ничего подобного. То ли некомпетентность противника, то ли соперничество между турецкими генералами сыграло на руку русским, и Сулейман-паша продолжал без поддержки биться о скалы Шипки.

Читайте также:  Подробная карта побережья Болгарии на русском языке

Однако русскому командованию пришлось дорого заплатить за фантазии о вражеском наступлении. Парируя мнимую угрозу, резерв Радецкого 8 августа совершил переход из Тырнова к Елене (40 верст), 9 августа – обратно (ещё 40 верст), 10 августа – из Тырнова к Габрову (42 версты) и 11 августа – из Габрова на Шипку, где как раз требовалась его помощь. По сорокаградусной жаре солдаты прошли примерно 140 верст за четыре дня, потеряли массу времени и несколько человек умершими от солнечного удара, но всё-таки успели выручить шипкинцев. Полки 14-й дивизии побратались с орловцами и брянцами ещё перед войной, а потом при форсировании Дуная, поэтому никто не хотел оставаться с обозами, отдых в Габрове был сокращен до минимума, а последние версты авангард отряда проделал на лошадях за спинами у казаков. Подкрепление прибыло в самый критический момент – вечером 11 августа, когда люди Столетова уже три дня дрались в почти полном окружении без воды и горячей пищи. Вместе с подкреплениями защитникам Шипки подвезли и вожделенную воду.

Утром 12 августа на Шипку стала прибывать основная часть 14-й дивизии вместе с генералом Драгомировым. Вместе с группой офицеров Драгомиров поднялся на вершину одной из гор, чтобы осмотреть с неё позицию, и почти сразу турецкая пуля пробила колено генерала. Раненный той же пулей капитан Мальцев – первый русский, ступивший на турецкий берег Дуная – на следующий день скончался. Через несколько часов такой же шальной пулей был убит пивший чай генерал В. Ф. Дерожинский, который стал первым русским генералом, погибшим в Русско-турецкую войну 1877–1878 годов. Можно себе представить, насколько опасно было просто находиться в тылу Шипкинской позиции в те августовские дни.

К счастью для защитников Шипки, турки выдохлись – их потери достигали 6000 человек. Русские и болгары потеряли в августовских боях 3640 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести, то есть почти четверть всех сил на перевале. Можно было предположить, что худшее позади, но в последние дни августа на Шипку пришла страшная весть – третий штурм Плевны окончился безрезультатно. Это означало, что Шипкинская эпопея кончится нескоро.

Шипкинское сидение

В Балканских горах наступила осень, а вместе с ней пришли дожди и холода. Бои затихли, и стороны занялись укреплением оборонительных сооружений. История донесла до нас рассказ о Шипке унтер-офицера 54-го Минского полка Федора Миняйлы. В его памяти отложились не столько бои, сколько тяжёлый труд – солдаты копали и выносили землю, разгребали снег, носили дрова и воду, строили укрепления. Воспоминания унтер-офицера напоминают народные былины:

«Там было нам пленение вавилонское; там сидели мы и вздыхали по отечестве своём; там плакали мы, пели и вспоминали о дорогой каждому родине…»

Русско-турецкая война 1877–1878 годов оказалась не такой лёгкой прогулкой, как казалось в её начале, а тем, кто попал на Шипку осенью-зимой 1877 года, пришлось тяжелее всего. В начале сентября обе стороны подтянули к Шипке мортиры для ведения навесного огня. Артиллеристам пришлось учиться вести огонь с закрытых позиций, не видя своей цели. 5 сентября турки предприняли дерзкую атаку на Орлиное гнездо, которую вела специально подготовленная штурмовая группа, применявшая ручные гранаты. Одним словом, ситуация на Шипке изрядно походила на реалии Первой мировой войны.

Некоторые из русских офицеров хорошо помнили оборону Севастополя, поэтому напрашивались сравнения, и они были не в пользу Шипки. В 1854–1855 годах защитники Севастополя имели блиндажи, полностью защищённые от огня, на Шипке же не было ни одного места, где можно было бы чувствовать себя в безопасности. Люди жили в шалашах, не защищавших ни от дождя, ни от турецкого огня. Если во время обороны Севастополя боевые подразделения сменялись (один день часть занимала позиции, второй день – стояла в резерве, третий – находилась в городе), то у шипкинцев никаких смен не было, поскольку позиции приходилось защищать всеми имевшимися силами. Однообразные дни и хмурая погода усиливали тоску, а турецкие обстрелы расшатывали нервы защитников Шипки. Характерен отрывок из дневника командира Подольского полка полковника М. Л. Духонина:

«Каждый из нас уже настолько обстрелян, что впечатление от гранат и свиста пуль переносится в траншеях довольно спокойно и многие дошли до полного пренебрежения опасностью… […] Но совсем иначе ощущается в тех же открытых траншеях действие навесного огня и разрыва бомб – полёт их виден, и ждёшь решения. Не легко это томительное ожидание, а за ним – удушье, треск оглушительный, от которого звон в ушах и потрясение нервов. Осколки при разлёте шипят, и нелегко выносится этот смертоносный гул. Чугунный и свинцовый дождь, относительно говоря, бьёт или задевает единицы, а нервы портит всем. Конечно, со временем свыкнемся и с бомбами, но пока от них очень достаётся»

Командиры начали заказывать тёплые вещи для солдат, но уже 26 сентября появились первые случаи обморожения. В октябре в Минском полку был достигнут пик заболеваемости за всю кампанию – 515 случаев, то есть, в полку болел почти каждый шестой. Наконец, в ноябре в горах наступили настоящие морозы. К тому времени измученный Орловский полк был сменён частями 24-й пехотной дивизии генерал-адъютанта К. И. Гершельмана, но 19 декабря эту дивизию пришлось спустить с Шипки, поскольку она почти вся перемёрзла. Хотя обморожения редко бывали смертельными, они приводили к тяжёлым увечьям. Небоевые потери у Гершельмана составляли более 50% штатной численности дивизии. Ко второй половине декабря мороз в горах достиг такой силы, что башлыки отламывались кусками, а масло застывало в винтовках.

Переход через Балканы

28 ноября пала Плевна, и, по всем канонам военного дела, кампания 1877 года должна была на этом закончиться. Решение предпринять форсирование заснеженных Балканских гор зимой стало неожиданностью даже для многих военачальников русской армии. Генерал-майор М. Д. Скобелев был одним из немногих, кто демонстрировал уверенность в успехе. В районе Шипки переход должен был состояться тремя колоннами по соседним перевалам, левую из которых вёл сам Скобелев, центральную – Ф. Ф. Радецкий, а правую – князь Н. И. Святополк-Мирский. Спустившись с перевалов, колонны должны были одновременно ударить по туркам с трёх сторон. Расчёт русского командования состоял, прежде всего, во внезапности удара. Единовременный удар был намечен на 27 декабря, а его целью был укреплённый лагерь Шейново, где турки зимовали, не подозревая о намерениях русских.

Основная проблема Шипко-Шейновской операции заключалась в почти полном отсутствии связи между колоннами, двигавшимися по параллельным перевалам. Расстояния, которые требовалось преодолеть колоннам, не были одинаковыми, а трудности перехода вряд ли поддавались прогнозированию. В колонне Скобелева путь протаптывали уральские казаки с конями в поводу, за ними шли сапёры, разгребавшие снег, и лишь затем двигалась основная масса войск. В некоторых местах снежные стены по сторонам пути полностью скрывали людей, и со стороны виднелись лишь казачьи пики. Хотя путь скобелевской колонны был значительно короче, чем у Святополк-Мирского, она не успела спуститься с перевала к назначенному сроку.

Настало 27 декабря 1877 года – день, бросивший тень на репутацию «Белого генерала». В соответствии с планом, князь Святополк-Мирский начал атаку турецкого лагеря, рассчитывая на помощь остальных колонн. Закипел кровопролитный бой, в котором обе стороны активно орудовали штыками. Мирский потерял 1800 человек и вечером доложил Радецкому: «Атаковал, никто не помог. Продовольствия нет, патронов нет, приходится отступать. Выручайте». Части Скобелева в это время только спускались с перевала и сосредотачивались рядом с Шейновом. Сначала «Белый генерал» доложил, что поддержит атаку в любом случае, но потом передумал. Ординарец Скобелева хорунжий П. А. Дукмасов, отчаянный сорвиголова, ни в чём не отстававший от своего начальника, проделал 16-часовой конный марш, преодолев Иметлийский и затем Шипкинский перевалы, чтобы донести Радецкому эту весть.

Итак, русским пришлось ждать следующего дня, который начался с атаки турок на потрёпанную колонну Святополк-Мирского. Радецкому достаточно было повернуть голову налево, чтобы с высот Шипки увидеть тяжёлое положение войск князя, и повернуть голову направо, чтобы увидеть, что Скобелев по-прежнему не атакует. Прождав до полудня, Радецкий двинул с гор шипкинцев, предназначавшихся для демонстративных действий, и только после этого Скобелев, наконец, начал атаку с развёрнутыми знаменами и музыкой. Около трети музыкантов Скобелева пало в этой атаке – редкий пример столь высоких потерь в составе полковых оркестров. К 15:00 всё было кончено. Турки сложили оружие, и путь к Константинополю был свободен.

Почему Скобелев не атаковал так долго? На этот счёт высказывали разные предположения, вплоть до его личных счетов со Святополк-Мирским. Скорее всего, у Скобелева действительно оставались под рукой лишь ничтожные силы, так как его колонна только спускалась с гор. Встав перед непростым выбором – придерживаясь буквы плана, повести рискованную атаку, или подождать и действовать наверняка – Скобелев решил перестраховаться. Всю тяжесть боя под Шейновом вынесли части под командованием Святополк-Мирского и Радецкого, но удар «Белого генерала» оказался для турок роковым. Именно он пленил турецкое командование и оказался героем дня. После войны Радецкий прямо говорил Скобелеву: «Вы пришли к шапочному разбору, лавры пожинать».

Всей этой неприятной ситуации можно было избежать, если бы была налажена связь между колоннами – неудивительно, что многие участники боя сетовали на отсутствие телеграфа. Если в ходе Авлияр-Аладжинской операции на Кавказском фронте благодаря телеграфу удалось добиться идеально синхронного удара по турецким позициям с фронта и тыла, то на Балканах этим средством пренебрегли. Кроме того, погода позволяла русским использовать гелиографы, но они пылились где-то на складах за Дунаем.

У Шипкинской эпопеи печальный эпилог. В августовских боях русские и болгары потеряли 3640 человек, потери в завершающем Шипко-Шейновском сражении составили около 5000 человек, а между этими боями потери составили около 10 000 человек. Несмотря ни на что, война привела русскую армию к стенам Константинополя. В честь победы в войне приказали устроить парад, однако вид полков, участвовавших в шипкинских боях, был настолько плачевным, что их пришлось отвести назад, за спины других солдат. Среди героев Шипки ходила присказка: «На парад назади, а как дело – впереди».

135 лет назад русская армия одержала победу в битве за Шипку

Вдали от русской матери-земли
Здесь пали вы за честь отчизны милой,
Вы клятву верности России принесли
И сохранили верность до могилы.
Вас не сдержали грозные валы,
Без страха шли на бой святой и правый.
Спокойно спите, русские орлы,
Потомки чтут и помнят вашу славу.

стихи на одной из мемориальных досок

135 лет назад русско-болгарские войска одержали победу под Шипкой над турецкой армией Весиль-паши. В начале 1878 года была завершена оборона Шипки – один из ключевых и наиболее знаменитых эпизодов в русско-турецкой войне 1877—1878 гг. Оборона Шипки сковала значительные силы турецкой армии и обеспечила русским войскам наиболее короткий путь наступления на Константинополь. Шипка стала святыней болгарских патриотов, т. к. Русско-турецкая война завершилась освобождением значительной части Болгарии от турецкого ига.

После форсирования реки Дунай и захвата плацдармов русская армия могла приступить к реализации следующего этапа наступления – перехода русских войск за Балканские горы и удара в направлении Стамбула. Войска были разделены на три отряда: Передовой, Восточный (Рущукский) и Западный. Передовой – 10,5 тыс. человек, 32 орудия под началом генерал-лейтенанта Иосифа Владимировича Гурко, в него входили и болгарские ополченцы, должен был выдвинуться к Тырново, занять Шипкинский перевал, перебросить часть войск за Балканский хребет, в Южную Болгарию. 45-тысячный Восточный и 35-тысячный Западный отряды должны были обеспечить фланги.

Войска Гурко действовали быстро: 25 июня (7 июля) Передовой отряд занял древнюю болгарскую столицу – Тырново, а 2 (14) июля перешёл Балканский хребет через труднодоступный, но неохраняемый Хаинкиойский перевал (расположен в 30 км восточнее Шипки). Русские вышли в тыл к туркам, которые сторожили Шипку. Войска Гурко разбили турецкие войска у д. Уфланы и г. Казанлыка и 5 (17) июля приблизились с юга к Шипкинскому перевалу. Шипку оборонял 5-тыс. турецкий гарнизон под командованием Хулюсси-паши. В этот же день перевал атаковал с севера отряд генерала Николая Святополка-Мирского, но потерпел неудачу. 6 июля в наступление перешёл отряд Гурко с юга, но также безуспешно. Однако Хулюсси-паша решил, что положение его войск безнадёжно и в ночь с 6-го на 7-е июля отвел войска боковыми дорогами в город Калофер, бросив пушки. Шипка была немедленно занята отрядом Святополка-Мирского. Таким образом, задача передового отряда была выполнена. Путь в Южную Болгарию был открыт, можно было наступать на Константинополь. Однако достаточных сил для наступления в Забалканье не было, основные силы были связаны осадой Плевны, а резервов не было. Сказалась изначальная недостаточная численность русской армии.

Передовой отряд Гурко был выдвинут к Нова Загоре и Стара Загоре. Он был должен занять позиции на этом рубеже и закрыть подступы к Шипкинскому и Хаинкиойскому перевалам. 11 (23) июля русские войска освободили Стара Загору, а 18 (30) июля Нову Загору. Однако вскоре сюда подошёл переброшенный из Албании 20-тыс. корпус Сулеймана-паши, который был назначен командующим Балканской армией. Турецкие войска немедленно атаковали, и 19 (31) июля у Стара Загоры произошло ожесточённое сражение. Русские солдаты и болгарские ополченцы под командованием Николая Столетова нанесли врагу большой урон. Но силы были неравные, и передовой отряд был вынужден отступить к перевалам, где вошёл в состав войск генерал-лейтенанта Фёдора Радецкого (командир 8-го корпуса).

Фёдор Фёдорович Радецкий.

Шипка в этот момент входила в район южного фронта русской армии, который был вверен охране войск генерала Радецкого (8-й, часть 2-го корпусов, болгарские дружины, всего около 40 тыс. человек). Они были растянуты на 130 верст, а резерв располагался у Тырнова. Кроме защиты перевалов, войска Радецкого имели задачу обеспечивать левый фланг против Плевны со стороны Ловчи и правый фланг Рущукского отряда со стороны Осман-Базара и Сливно. Силы были разбросаны отдельными отрядами, на Шипке первоначально было всего около 4 тыс. солдат Южного отряда под началом генерал-майора Столетова (половину оставляли болгары) против 60-ти таборов (около 40 тысяч) турок Сулеймана-паши. Шипкинский перевал шёл по узкому отрогу главного Балканского хребта, постепенно повышаясь до горы св. Николая (ключ Шипкинской позиции), откуда дорога круто спускалась в долину Тунджи. Параллельно этому отрогу, отделённые от него глубокими и частью лесистыми ущельями, с востока и запада тянулись горные кряжи, которые господствовали над перевалом, но соединялись с ним лишь в 2-3 местах более или менее проходимыми тропами. Позиция, занятая русскими войсками, была малодоступной, растянувшись на несколько верст в глубину, по крайне узкому (25-30 саженей) гребню, но могла быть подвергнута перекрёстному огню с соседних господствующих высот. Однако из-за стратегической важности, перевал нужно было удержать. Укрепления Шипкинской позиции включали в себя окопы в 2 яруса и 5 позиций батарей, на наиболее важных направлениях были сооружены завалы и волчьи ямы, поставлены мины. Процесс оборудования позиций был далёк от завершения.

Читайте также:  Копривштица (6 фото, описание, достопримечательности)

Турецкое командование, учитывая важное стратегическое значение перевала, поставило задачу перед войсками Сулеймана-паши захватить Шипку. Затем Сулейман-паша должен был развить наступление в северном направлении, соединиться с главными силами турецкой армии, которые наступали на Рущук, Шумлу и Силистрию, разбить русские войска и отбросить их за Дунай. 7 августа войска Сулеймана-паши подошли к деревне Шипка. В это время Радецкий, опасаясь, что турецкие войска пройдут в Северную Болгарию через один из восточных проходов и ударят по Тырнову, получив тревожные сообщения об усилении турецких войск против наших отрядов около городов Елены и Златарицы (позднее выяснилось, что опасность была преувеличена), 8 августа направил туда общий резерв. 8 августа Сулемйман-паша сосредоточил против русских войск на Шипке 28 тыс. солдат и 36 орудий. У Столетова в это время было только около 4 тыс. человек: Орловский пехотный полк и 5 болгарских дружин при 27 пушках.

Утром 9 августа турки открыли артиллерийский огонь, заняв гору Малый Бедек, к востоку от Шипки. Затем последовали атаки турецкой пехоты с юга и востока, яростный бой шёл весь день, но русские смогли отразить вражеский натиск. 10 августа атак не было, шла оружейно-артиллерийская перестрелка. Турки не взяв русские позиции с ходу, готовились к новой решительной атаке, а русские укреплялись. Радецкий, получив известие о вражеском наступлении, двинул к Шипке резерв – 4-ю стрелковую бригаду, он её возглавил. Кроме того, к Шипке была направлена ещё одна бригада, стоявшая у Сельви (она прибыла 12-го). На рассвете 11 августа наступил критический момент, турки снова пошли в атаку. К этому времени наши войска уже понесли большой урон, а к полудню стали подходить к концу боеприпасы. Атаки турок следовали одна за другой, к 10 часам русские позиции были охвачены с трёх сторон, в 2 часа черкесы зашли даже в тыл, но были отброшены. В 17 часов турецкие войска, атаковавшие с западной стороны, захватили так называемую Боковую горку, и появилась угроза прорыва центральной части позиции. Положение уже было почти безнадёжным, когда в 7 часов появился 16-й стрелковый батальон, который Радецкий посадил на казачьи лошади, по 2-3 человек на лошадь. Появление свежих сил и Радецкого воодушевило защитников, и они смогли отбросить турок. Боковая горка была отбита. Затем подошли остальные части 4-й стрелковой бригады и натиск противника был отбит по всем направлениям. Русские войска смогли удержать Шипку. Но и турецкие войска по-прежнему обладали превосходством и их боевые позиции располагались лишь в нескольких сотнях шагов от русских.

Защита «Орлиного гнезда» орловцами и брянцами 12 августа 1877 года (Попов А.Н., 1893).

В ночь на 12 августа на перевал подошли подкрепления во главе с генерал-майором Михаилом Драгомировым (2-я бригада 14-й пехотной дивизии). Были подвезены боеприпасы, провиант и вода. Под началом Радецкого оказалось до 14,2 тыс. человек при 39 орудиях и он решился в следующий же день перейти в контрнаступление. Он планировал сбить турецкие силы с двух высот западного кряжа — так называемого Лесного кургана и Лысой горы, откуда противник имел наиболее удобные подступы к русской позиции и даже угрожал её тылу. Однако на рассвете турецкие войска снова пошли в наступление, ударив по центру русских позиций, а в обед и по горе св. Николая. Турецкие атаки были отражены по всем направлениям, но и русское контрнаступление на Лесной курган не имело успеха. 13 (25) августа русские возобновили атаки на Лесной курган и Лысою гору, Радецкий к этому времени получил ещё подкрепление – Волынский полк с батареей. Сулейман-паша к этому времени значительно усилил свой левый фланг, поэтому упорный бой за эти позиции шёл весь день. Русские войска смогли сбить противника с Лесного кургана, но овладеть Лысой горой не смогли. Русские войска отошли к Лесному кургану и здесь в течении ночи и утра 14-го отбивали вражеские атаки. Все турецкие атаки были отражены, но отряд Столетова понёс настолько значительные потери, что, не получив подкрепления, был вынужден оставить Лесной курган, отступив на Боковую горку.

Авангард 4-й стрелковой бригады генерал-майора А.И. Цвецинского спешит на Шипку.

За шесть дней боёв на Шипке русские потеряли до 3350 человек (в том числе 500 болгар), т. е. фактически весь первоначальный гарнизон, включая генералов Драгомирова (был тяжело ранен в ногу), Дерожинского (убит), 108 офицеров. Турецкие потери были выше – около 8 тыс. человек (под другим данным – 12 тыс.). В результате русские войска смогли одержать стратегическую победу – прорыв турецких войск через перевал и их решительное наступление против одного из флангов растянутого расположения русской армии не только вынудило бы остальные к отступлению, но могло повести и к отрезанию их от Дуная. Особенно опасным было положение отряда Радецкого, наиболее удалённого от Дуная. Был поднят даже вопрос об отходе сил Радецкого и очищении Шипкинского перевала, но затем было решено укрепить гарнизон перевала. В тактическом отношении, положение наших войск на перевале по-прежнему было тяжёлым, они были охвачены противником с трёх сторон, а осень и зимой ещё более ухудшилось.

Национальный парк-музей на Шипкинском перевале. «Стальная» батарея.

С 15 (27) августа Шипкинский перевал защищала 14-я пехотная дивизия и 4-я стрелковая бригада, под началом генерал-майора Михаила Петрушевского. Орловский и Брянский полки, как понёсшие наибольшие потери, были отведены в резерв, а болгарских ополченцев перевели к д. Зелено Древо, чтобы занять путь через Имитлийский перевал, обходящий Шипку с запада. Защитники Шипкинского перевала, обречённые на пассивную оборону, с этого моменты были более всего озабочены об укреплении своих позиций и их обустройстве. Сооружали закрытые ходы сообщения с тылом.

Турки также вели фортификационные работы, усиливая свои боевые порядки, и проводили постоянный оружейно-пушечный обстрел русских позиций. Время от времени они совершали бесплодные атаки на деревню Зелено-Древо и гору св. Николая. 5 (17) сентября, в 3 часа ночи, турецкие войска предприняли сильную атаку с южной и западной сторон. Первоначально им сопутствовал успех, они смогли захватить т. н. Орлиное гнездо – скалистый и обрывистый мыс, выдающийся перед горой св. Николая. Однако затем русские контратаковали и после отчаянной рукопашной схватки, отбросили противника. Вражеский удар с запада, со стороны Лесного кургана, также был отражён. После этого серьёзных атак не было. Боевые действия ограничивались перестрелками. 9 ноября Вессель-паша атаковал гору св. Николая, но очень неудачно, т. к. удар был отбит с большими потерями для турецких войск.

Снежные траншеи (Русские позиции на Шипкинском перевале). В.В. Верещагин.

Вскоре русским солдатам пришлось выдержать серьёзный экзамен, который провела природа. Положение войск на Шипке сделалось крайне тяжелым с наступлением зимы, морозы и метели на вершинах гор были особенно чувствительны. С середины ноября начались лютые морозы и частые снежные бураны, число заболевших и отморозившихся в некоторые дни доходило до 400 человек, часовых просто сносило ветром. Так, три полка прибывшей 24-й дивизии буквально были выкошены болезнями и обморожениями. За период с 5 сентября по 24 декабря 1877 года в шипкинском отряде боевые потери составили около 700 человек убитых и раненых, а больными — до 9,5 тысяч.

Сражение при Шейново 26 – 28 декабря 1877 года (7 – 9 января 1878 г.)

Последним актом битвы за Шипку атака позиций турецких войск на дороге от горы св. Николая к д. Шипка (сражение при Шейново). После падения Плевны в 28 ноября (10 декабря), численность войск Радецкого была доведена до 45 тыс. человек. Однако даже в этих условиях атака сильно укреплённых позиций Вессель-паши (он имел около 30 тыс. человек), была рискованной.

Было решено атаковать обширный турецкий лагерь в долине против Шипкинского перевала двумя колоннами, которые должны были совершить обходной манёвр: 19-тыс. восточной колонной под началом Святополка-Мирского, через Тревненский перевал и 16-тыс. западной колонной под командованием Михаила Скобелева, через Имитлийский перевал. Под началом Радецкого оставалось около 10-11 тыс. человек, они оставались на шипкинских позициях. Колонны Скобелева и Святополка-Мирского выступили 24 декабря, обе колонны встретили большие трудности, преодолевая снежные завалы, пришлось оставить почти всю артиллерию. 26 декабря колонна Святополка-Мирского спустилась на южную сторону гор, главные силы заняли позиции около деревни Гюсово. Колонна Скобелева, кроме природных препятствий, столкнулась с турецкими отрядами, занимавшими господствующие над южным спуском высоты, которые пришлось занимать с боем. Авангард Скобелева только к вечеру 26 декабря смог выйти к деревне Имитлия, а главные силы были ещё на перевале.

Утром 27 декабря Святополк-Мирский начал атаку на восточный фронт турецкого лагеря. Лагерь имел около 7 верст в окружности и состоял из 14 редутов, которые имели окопы впереди и между ними. К 1 часу дня русские войска захватили на этом направлении первую линию турецких укреплений. Часть сил Святополка-Мирского заняла Казанлык, блокировав путь отступления турецких войск к Адрианополю. Войска западной колонны 27-го продолжали сбивать турок с господствующих высот и из-за незначительности сил, которые перешли горы, Скобелев не решился начать наступление. Утром 28-го турки перешли в контрнаступление против восточной колонны, но были отброшены, русские захватили Шипку и несколько укреплений. Дальнейшая атака колонны Святополка-Мирского была невозможна, т. к. со стороны Скобелева атака ещё не начиналась, и войска понесли большие потери, израсходовали большую часть боеприпасов.

Радецкий, получив донесение Святополка-Мирского, решил ударить во фронт турецких позиций и оттянуть часть турецких сил на себя. В 12 часов дня 7 батальонов спустились с горы св. Николая, но дальнейшее продвижение, по узкой и обледенелой дороге, под сильным вражеским ружейно-артиллерийским огнём, привела к таким высоким потерям, что русские войска, дойдя по первой линии вражеским окопов, были вынуждены отступить. Однако эта атака отвлекла на себя значительные силы турецкой армии и артиллерии, которые не смогли использовать для контрудара против войск Святополка-Мирского и Скобелева.

Сражение у Шипки-Шейново 28 декабря 1877 года (Кившенко А. Д., 1894).

Радецкий не знал, что в 11 часов Скобелев начал свою атаку, направив главный удар по юго-западной части вражеских позиций. Вскоре его силы ворвались в середину укреплённого лагеря. Одновременно возобновила наступление колонна Святополка-Мирского. Около 3 часов Вессель-паша, убедившись в невозможности дальнейшего сопротивления и отступления, решил капитулировать. Войска, которые удерживали позиции в горах, также получили приказ сдаться. Только часть турецкой конницы смогла сбежать.

В результате сражения при Шейново русские войска потеряли около 5,7 тыс. человек. Армия Вессель-паши перестала существовать, только пленных было около 23 тыс. человек, захватили также 93 орудия. Эта победа имела важные последствия – фактически кратчайший путь на Адрианополь и Константинополь был открыт. Так закончилась битва за Шипку.

Оборона Шипки до сих пор является одним из символов стойкости и мужества русских воинов. Для Болгарии имя Шипки – святыня, т. к. эта была одна из главных битв, которая принесла свободу болгарскому народу после почти пятивекового османского ига.

«Эта битва предрешила исход войны»: как русские и болгары обороняли Шипкинский перевал от османов

Взятие и успешная оборона Шипкинского перевала сыграли огромную роль в победоносной русско-турецкой войне 1877—1878 годов. Контроль высоты (1185 м) мешал перегруппировке армии Османской империи и открывал русским войскам самый короткий путь на Константинополь.

Закрепиться на позициях

Захват Шипки входил в планы передовых частей русской армии, которые форсировали Дунай в начале июля 1877 года. Русско-болгарский отряд генерал-лейтенанта Иосифа Гурко численностью 10 500 человек освободил Тырново (7 июля), а затем совершил непростой переход через Хаинкиойский перевал.

Этот манёвр позволил русским войскам неожиданно выйти в тыл противника, находившегося на подступах к Шипке. Русские и болгары разбили османов у деревни Уфланы и города Казанлыка, расчистив путь в сторону перевала.

В середине июля к отряду Гурко присоединились части генерал-майора Валериана Дерожинского. Это обеспечило необходимое численное превосходство для штурма Шипки, которую удерживали около 5000 турок под командованием Хулюсси-паши.

В ночь на 19 июля под градом ожесточённых атак русских и болгар османские войска покинули перевал, отступив на юг к Пловдиву.

Русское командование осознавало невозможность дальнейших наступательных операций до окончания форсирования Дуная. В связи с этим было решено укрепить оборону Шипкинского и Хаинкиойского перевалов.

Русская армия и болгарские ополченцы заняли расположенные к юго-востоку от Шипки населённые пункты Нова Загоре (23 июля) и Стара Загоре (30 июля). Тем временем турки подтянули к перевалу мощную 37-тысячную группировку под командованием Сулеймана-паши.

Несмотря на героические усилия, русские и болгары были вынуждены отступить из занятых ранее населённых пунктов, влившись в отряд генерала Фёдора Радецкого, который отвечал за южный фланг обороны Шипки.

В августе русское командование возложило управление обороной Шипки на генерал-майора Николая Столетова. Как уточняет Научно-исследовательский институт Военной академии Генштаба ВС РФ, отряд Столетова включал Орловский пехотный полк, Брянский полк и пять болгарских дружин.

Общая численность обороняющихся составляла 6000 человек, треть из них — болгарские ополченцы.

«Критический бой»

В бой за южный подступ к Шипке Сулейман-паша бросил 12 000 человек. Турки перешли в наступление 21 августа и не прекращали атак и обстрелов до 27 августа. Беспокоясь за редеющие силы защитников южного фланга, Радецкий отправил подкрепление в виде двух пехотных бригад.

«Бой 11 (23) августа, ставший самым критическим для защитников перевала, начался с рассветом; к десяти часам утра русская позиция была охвачена противником с трёх сторон. Атаки турок, отбиваемые огнём, возобновлялись с ожесточённым упорством. В два часа дня черкесы зашли даже в тыл нашего расположения, но были отброшены», — описывает ход сражения институт Военной академии Генштаба ВС РФ.

К вечеру 23 августа турецкой армии удалось провести удачную атаку с запада, завладев так называемой Боковой горкой. Под угрозой прорыва оказались центральные позиции русско-болгарских войск. Практически безнадёжную ситуацию удалось выправить благодаря прибывшему на помощь 16-му стрелковому батальону и другим подразделениям 4-й стрелковой бригады.

Ближе к ночи османы были выбиты с Боковой горки. Также удалось не допустить прорыва на других участках. С учётом прибывшего подкрепления «гарнизон» южного фланга обороны Шипки составил 14 200 человек при 39 артиллерийских орудиях.

24 августа русские и болгары перешли в наступление на высоты западного кряжа (Лесной курган и Лысую гору) с целью обезопасить тыл. Одновременно турки атаковали центральные позиции обороняющихся. В итоге ни одна из сторон успеха не достигла.

25 августа русско-болгарские войска повторили попытку штурма высот западного кряжа. В результате османы были выбиты с Лесного кургана, но Лысая гора осталась неприступной. 26 августа располагавшиеся на Лесном кургане защитники Шипки понесли большие потери и были вынуждены отступить, сосредоточившись на защите более важной Боковой горки.

Читайте также:  10 интересных курортов Болгарии

Во второй половине августа 1877 года русские войска потеряли 2850 человек, болгарские дружины — 500 человек. Погибли 109 русских офицеров, включая генерала Дерожинского. Армия Османской империи потеряла около 8200 человек.

«Шипкинское сидение»

27 августа в стан защитников Шипки прибыла 14-я пехотная дивизия Михаила Петрушевского. Понесшие наибольшие потери Орловский и Брянский полки были выведены в резерв, а болгарские дружины переброшены на западный фланг к деревне Зелено Древо.

Измотанные боями русские и турки отказались от активных действий и сосредоточились на укреплении позиций. Этот период обороны перевала историки назвали «Шипкинским сидением».

Единственное крупное боестолкновение произошло 17 сентября за скалистый мыс Орлиное гнездо. Турки смогли овладеть им, атакуя с южной и западной сторон. Но русские в рукопашной схватке отбили Орлиное гнездо.

Суровым испытанием для русских и болгар стали холодные ветра, туманы, морозы и метели. Наиболее тяжёлый период пришёлся на ноябрь и первую половину декабря 1877 года. С 17 сентября по 5 января жертвами болезней стали 9500 русских воинов, хотя в боях и перестрелках с противником погибли 700 человек.

Положение гарнизона Шипки резко изменилось после взятия русско-румынскими войсками и болгарскими ополченцами крепости Плевна (10 декабря). В плен к победителям попали 10 генералов, 2128 офицеров и 41 200 солдат Османской империи.

Окончание затяжной блокады Плевны высвободило 100-тысячное русское войско. 7 января 1878 года по турецким позициям на подступах к Шипке ударили 19-тысячная группировка, которой командовал генерал Пётр Святополк-Мирский, и 16-тысячный отряд генерала Михаила Скобелева.

9 января 1878 года османы потерпели от русских поражение под Шейново (в 3 км от Шипки). Вессель-паша, который на тот момент командовал турецкими войсками, отдал приказ о капитуляции. 10 января в плену у защитников перевала оказались 23 тыс. турок.

Символ боевого братства

Победа под Шипкой открывала кратчайший путь на Адрианополь и Константинополь, делая дальнейшее сопротивление турок бессмысленным. Уже 19 января Порта согласилась подписать Адрианопольское перемирие.

Шипка стала символом боевого братства и благодарности болгарского народа русской армии за освобождение от турецкого владычества.

«Шипка — одно из наиболее известных имён в истории Болгарии, святыня болгарских патриотов», — отмечают сотрудники института Военной академии Генштаба ВС РФ.

В настоящий момент на перевале расположены несколько монументов освободителям и кладбище русских солдат.

В беседе с RT научный директор Российского военно-исторического общества (РВИО) Михаил Мягков отметил, что подвиг защитников Шипки сложно переоценить. Если бы русские и болгары не смогли удержать перевал, то турки ударили бы в тыл переправившейся через Дунай императорской армии.

«По сути, эта битва решила исход войны. Именно поэтому обе стороны столь яростно сражались за контроль над высотой. Важным фактором в сражении стали сложные климатические условия. Санитарные потери в период осенне-зимнего «стояния» кратно превышали боевые. Русским воинам приходилось мужественно терпеть морозы, ветра, туман и сырость», — пояснил Мягков.

Эксперт назвал настоящим подвигом переход отряда Гурко через Хаинкиойский перевал в июле 1877 года. По его словам, этот манёвр нередко сравнивают со знаменитым переходом войск Александра Суворова через Альпы.

«Сами бои за Шипку были очень жестокие. Легенды гласят, что когда у защитников перевала заканчивались патроны, то в ход шли камни, а иной раз даже трупы: мёртвых турецких воинов сверху сбрасывали на головы нападавших», — рассказал Мягков.

По мнению историка, в сражении за Шипку особенно ярко проявился полководческий талант Валериана Дерожинского и Михаила Скобелева. Также эксперт отметил храбрость и отвагу болгарских ополченцев и подчеркнул, что окончание обороны Шипки стало важнейшей вехой на пути к национальному самоопределению и независимости Болгарии.

Болгария. Шипка

18 апреля отмечается Международный день памятников и исторических мест. Я долго думала, чему посвятить сегодняшнюю статью, благо исторических мест повидала немало. И решила рассказать о Шипкинском перевале в Болгарии.

Чем он известен? Именно там развернулись основные военные действия в ходе русско-турецкой войны 1877-78 гг.

Кликайте по фотографиям – и они откроются в увеличенном размере

Страницы истории

Шипка это небольшой город, давший название знаменитому горному перевалу. Сейчас этот перевал представляет собой проход в горах Стара Планина. Через него проложено шоссе, которое соединяет два болгарских города, Габрово и Казанлык. Перевал находится на высоте 1185 м над уровнем моря.

Именно здесь, на Шипкинском перевале, развернулись ключевые события в ходе русско-турецкой войны 1877-1878 годов.

Оборона Шипки

Пиком войны стала знаменитая оборона Шипки, длившаяся целых пять месяцев.

27-тысячной турецкой армии под руководством Сулейман-паши нужно было прорваться через Балканы к Плевне на помощь своим осажденным войскам. Пять тысяч русских воинов и болгарских ополченцев удерживали крохотный клочок земли, который закрывал туркам путь через перевал.

В память о погибших солдатах на Шипке был создан парк-музей. О нем я и расскажу в этом очерке.

Самые большие торжества на Шипкинском перевале происходят 3 марта. В этот день болгары отмечают национальный праздник – годовщину подписания Сан-Стефанского мира, который положил конец 500-летнему османскому владычеству на территории страны. Во время торжеств на перевале служат церковную панихиду и возлагают к воинскому мемориалу живые цветы и венки.

Кроме того, ежегодно в конце лета здесь проходит зрелищная реконструкция событий 1877 года.

Памятник Свободы

На перевале находится гора Шипка. Первоначально она называлась горой Святого Николая. В 1954 году правительство Болгарии решило ее переименовать в память о генерале Николае Григорьевиче Столетове, одном из руководителей болгарского ополчения. Гора стала пиком Столетова. Однако новое название не прижилось. И 1977 году гору стали называть просто Шипкой.

На Шипке установлен Памятник Свободы. Это мемориал в честь солдат и офицеров, погибших при защите Шипкинского перевала. Памятник был возведен в 1934 году на пожертвования болгарского народа.

На самой вершине горы возвышается каменная четырехугольная башня высотой около 30 метров.


Над центральным входом – бронзовая фигура льва.

К башне ведет огромная лестница из 894 ступеней.

На нижнем этаже мемориала хранится саркофаг с останками солдат, погибших при обороне Шипки.

У подножия башни стоят артиллерийские орудия. Вот она, та самая «стальная батарея»!

В самой башне на трех этажах расположен музей.

Со смотровой площадки открывается прекрасная панорама Шипкинского перевала. Оттуда же виден скалистый выступ, известный под названием Орлиное гнездо.

Русские и болгары стояли насмерть, защищая перевал и подступы к нему. Когда заканчивались патроны, защитники Шипки выбивали турок врукопашную, кидая камни и даже тела убитых товарищей. Именно об этом писал болгарский поэт Иван Вазов:

…Отступать не станем – лучше умереть!
Больше нет оружья! Бойня, гекатомба,
Каждый кол – оружье, каждый камень – бомба,
В каждом сердце пламень запылал,
Камни и деревья рухнули в провал!
Кончились и камни, стало биться нечем, –
Мы с крутого склона трупы мечем!
И на орды вражьи черным страшным роем
Падают с обрыва мертвые герои.
И трепещут турки: никогда пред ними
Не сражались рядом мертвые с живыми…

Храм Рождества Христова

В конце XIX века Александр Померанцев возвел недалеко от Шипки храм по проекту чешского архитектора Антония Томишко. Церковь посвятили памяти русских и болгарских солдат, отдавших свои жизни за освобождение Болгарии в ходе русско-турецкой войны 1877-78 гг.

Храм был открыт и освящен 28 сентября 1902 года, ровно через 25 лет после обороны Шипки.


Идея строительства поминального храма принадлежала Ольге Николаевне Скобелевой, матери известного русского генерала Михаила Дмитриевича Скобелева. Отряд под его командованием тоже принимал участие в обороне Шипки. Пожертвования на строительство храма собирали как в России, так и в Болгарии.

Из истории церкви

Первоначально это был целый храмовый комплекс. В него входили сама церковь, монастырский корпус и приют для паломников. Планировали даже открыть здесь духовную семинарию. Храм подчинялся Русской Православной Церкви, поэтому священников присылала Троице-Сергиева лавра. И только в 1934 году церковь передали в собственность Болгарии.

На церковной колокольне можно насчитать 17 колоколов. Самый крупный из них весит целых 12 тонн. Это дар храму от российского императора Николая II. Все колокола были отлиты на российских заводах из гильз, собранных на Шипкинском перевале.

Внутри храма на стенах более 30 мраморных плит. На них выбиты названия воинских частей и фамилии офицеров, погибших при обороне Шипки. Останки российских солдат и болгарских ополченцев, защищавших Шипкинский перевал, находятся в крипте церкви в 17 каменных саркофагах.

На одной из внешних стен храма я нашла интересную мемориальную доску :

Обратите внимание на дату. На саму идею этого своеобразного послания в прошлое. На стиль («победоносной Красной Армии»). Вот она, незримая связь времен!

«На Шипке всё спокойно»

Наверняка многие слышали это выражение, но мало кто знает, что оно означает.

Фраза «На Шипке всё спокойно» часто употреблялась в донесениях, которые отправлял генерал Федор Радецкий императору. Она совершенно не соответствовала действительности.

Так называемое «Шипкинской сидение», зимняя оборона перевала, унесла много жизней рядовых солдат. Они просто-напросто замерзали из-за диких морозов и снегопадов, поскольку не было теплой обуви и одежды. И выражение «На Шипке всё спокойно» стала символом чудовищного лицемерия со стороны штабного командования.

У художника-баталиста Василия Верещагина есть триптих, который так и называется – «На Шипке всё спокойно».

На первой картине изображен занесенный метелью часовой. Солдат в серой шинели стоит на посту по колено в снегу. Видимо, о нем просто забыли.

На второй картине часовой по-прежнему стоит, хотя его начинает засыпать снегом. Его не сменили, но солдат продолжает нести свою вахту.

На третьей картине на месте часового мы видим только огромный сугроб снега. По крохотному уголку шинели и штыку, торчащим из сугроба, становится понятно, что здесь стоял часовой…

Вот он, пример мужества рядовых защитников Шипки. Тех самых, которые не покидали свои посты даже в самый лютый мороз. Символ верности и бесстрашия. А, с другой стороны, яркое свидетельство вранья штабных чинов, которые в своих ежедневных сводках старались скрыть то, что происходило на перевале.

Когда находишься на Шипкинском перевале, в душе рождаются самые разные чувства. Гордость за своих соотечественников. Восторг от той красоты, которая открывается взору с вершины Столетова. Печаль, когда слышишь поминальный звон колоколов и видишь мемориальные плиты с надписями. И благодарность, что жизнь наша продолжается…

Вечная память защитникам Шипки!

© Татьяна Трунова, апрель 2019

Что еще можно почитать о достопримечательностях Болгарии

Шипкинский перевал

Первые исторические сведения о перевале относятся к 335 г до н. э., когда Александр Македонский прошёл через перевал со своими войсками по пути своего военного похода против трибалов.

В 279 г до н. э. — 278 г до н. э. через перевал прошло кельтское племя галаты, которые основали своё государство в Казанлыкской котловине во Фракии, со столице Тилис, недалеко из современного болгарского города Казанлык.

Особенно возросло экономическое и стратегическое значение перевала во временах Римской империи, в І — ІV веках. Тогда через Шипкинский перевал проходили две основные римские дороги, построенные и оснащенные с использованием лучших для своего времени строительных технологий:

  • Большая дорога (болг. Големият друм ) начиналась из римского города Нове и через современные Гостилица, и Габрово, и потом Шипкинского перевала шла к Августа-Траяна, Адрианополь и столице Восточной Римской империи — Константинополь;
  • Малая дорога (болг. Малкият друм ) тоже начиналась из Нове и через современные Овча-Могила, Бутово, и Павликени присоединялась к Большой дороге в современное Габрово.

После завоевания Болгарии османами в ХІV веке, османы превратили поселения Габрово и Шипка в гарнизоные (т. наз. дервентджийские) поселения для охраны перевала.

В ХVIII веке село Шипка являлось основный пункт для обмена товаров между Северной и Южной Болгарии и османские турки называли его Куру́ скеле́ (Сухая пристань). [1]

Русские на Шипке

Во время русско-турецкой войны 1806—1812 гг. русский отряд под командованием князя Вяземского взял Тырнов и Габрово, а передовые русские отряды разъезды достигли Казанлыка.

Во время русско-турецкой войны 1828—1829 гг. русский отряд под командованием генерала Киселёва во второй раз вошёл в Тырнов и Габрово. После заключения Адрианопольского мира (1829), отряд генерала Киселёва оставался на Шипкинском перевале около месяца, ведя географические и картографические исследования.

Оба раза болгары радостно приветствовали приход русских и снабжали их провизией и проводниками, хорошо знающими пути в окрестностях перевала, а к русским войскам присоединялись гайдуки, которые и до их прихода боролись против османов. [1]

В 1875 году русский полковник Артамонов составил подробную топографическую карту шоссе, которое шло через Шипкинский перевал. 2 ноября 1876 года Артамонов был назначен штаб-офицером над вожатыми в полевом штабе действующей армии, где он занимался организацией агентурной разведки в Болгарии, поисками проводников и переводчиков для штабов отдельных отрядов. В разгар войны, 30 октября 1877 года, Артамонов был назначен исправляющим дела начальника военно-топографического отделения полевого штаба действующей армии.

В начале 1877 года Главный военно-учебный комитет русской армии издал две брошюры — «Маршруты в Европейской Турции» и «Балканы», где подробно описывались все горные перевалы на Балканах, в том числе и Шипкинский. Эти две брошюры и топографическая карта Артамонова составили основное топографическое обеспечение русских войск в русско-турецкой войне 1877—1878 гг.

Во время русско-турецкой войны 1877—1878 гг. на перевале разыгралось одно из основных сражений в войне — Оборона Шипки, в которой болгарские ополченцы под командованием генерала Столетова сражались рядом с русскими войсками под командованием генералов Дерожинского и Радецкого. В память об этих боях создан национальный парк-музей, церковь «Рождества Христова», а на перевале установлен памятник Свободы.

В начале 1920-х г.г. Шипкинский монастырь «Рождества Христова» передал несколько своих зданий под приют Российского Общества Красного Креста для увечных воинов. В приюте, рассчитанном на 120 человек, в 1920 — 50-х г.г., проживали ветераны Русской Императорской армии, оказавшиеся после Гражданской войны на территории Болгарии. В 1922 г. на горе рядом с приютом возникло Русское кладбище на Шипке, на котором были похоронены многие десятки русских генералов, офицеров и солдат. Последние захоронения были произведены уже в 1950-х г.г. В настоящее время Шипкинское кладбище практически слилось с горным лесом и находится в крайне запущенном состоянии, несмотря на то, что большинство надгробий может быть восстановлено.

Во второй половине 20-о века Болгария была «народной республикой» и членом Варшавского договора. На территории страны проводились совместные болгаро—советские военные учения, такие как «Щит» (1979, 1982, 1983), «Дружба» (1983, 1985) и другие. Планы учения почти каждый раз включали военные манёвры в окрестностях Шипкинского перевала, как одного из самых важных стратегических пунктов на территории Болгарии.

Ссылка на основную публикацию